Мультипортал о Чеченской Республике

Чечено-Ингушетия и великой победа над фашистской Германией


Просмотров: 391Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Победа Советского Союза над фашистской Германией предопределила весь ход дальнейшего мирового развития. Свой весомый вклад в общее дело Победы над гитлеровскими агрессорами внесли и народы Чечено-Ингушетии. С первых дней войны многонациональное население республики мобилизовало свои силы на решение важнейших задач, поставленных военной обстановкой.

Рабочие, труженики села, интеллигенция, глубоко осознавая свою высокую ответственность за судьбу подвергшейся агрессии страны, проявили в условиях напряженной военной обстановки исключительное самообладание, инициативу, организованность, патриотизм. Не считаясь ни со временем, ни с затратами сил и здоровья, ни с трудностями, они самоотверженно трудились, желая бесперебойно обеспечивать фронт горючесмазочными материалами, продовольствием, денежными средствами, чтобы обеспечить победу над коварным врагом. В самые сжатые сроки под руководством партийной организации и правительства республики они осуществили перестройку народного хозяйства, в первую очередь нефтяной промышленности, на военные рельсы.

Нефтяная промышленность Чечено-Ингушетии занимала важное место в бесперебойном обеспечении Красной Армии высококачественными горюче-смазочными материалами. Нефтяники республики значительно увеличили добычу нефти, ликвидировали отставание геологоразведочных и строительных работ, обеспечили широкий размах бурения и подготовки новых нефтяных площадей, освоили и сдали осенью 1941 г. в промышленную разработку районы Ойсунгур, Аду-Юрт, Серноводск, Алхазово, Алхан-Чурт.

Все это позволило объединению «Грознефтекомбинат» на 55 дней раньше срока выполнить план 1941 г. по нефтедобыче [5]. Перестройка работы на военный лад обеспечивала четкое выполнение военных заказов. На заводе «Красный молот» в сентябре 1941 г. выпуск товарной продукции по сравнению с маем того же года вырос на 133%, а выпуск спецзаказов составил 354,6%. При этом производительность труда рабочих повысилась на 36% [6].

Резко увеличилась и выработка дизельного топлива. Его стали получать непосредственно с установок. В июне 1941 г. план по производству дизельного топлива был выполнен на 196%, а в июле – на 821% [7]. Был освоен выпуск нового вида мазута, значительно повысилась производительность установок по переработке сырья и отбору светлых нефтепродуктов. По плану в июне 1941 г. среднесуточная переработка нефти должна была составить 16713 т, фактически же заводы выработали 18863 т [7]. В конце 1941 г. промышленность республики превратилась в один из важнейших районов снабжения фронта авиационным бензином высшего качества, дизельным топливом, моторными маслами. «Грознефтекомбинат» за 1941 г. задание по добыче нефти выполнил на 114,4%. Нефтепереработчики дали стране и фронту в 1941 г. несколько миллионов тонн различных нефтепродуктов. Годовой план по выработке авиабензина был выполнен на 114% [8].

Большой вклад в решение задач по увеличению добычи и выработке новых видов горючесмазочных материалов внесли ученые ГрозНИИ, Грозненского нефтяного учебного института В.С. Баранов, Н.Н. Шаньгин, П.А. Америк, В.С. Федоров, М.А. Айрапетян, К.И. Лошкарев, С.Л. Кравцов, В.Т. Николаева, И.Т. Проняков и др. Разработанные сотрудниками и учеными ГрозНИИ в первые месяцы войны и внедренные на нефтепромыслах технические новшества позволили получать дополнительно ежесуточно по 456 тонн нефти из фонда действующих скважин. В лабораториях ГрозНИИ была получена «зажигательная смесь», которая стала широко использоваться на фронте для уничтожения фашистских танков. За образцовое выполнение работы по производству и разливу в бутылки этой жидкости советским командованием были награждены орденом Красной Звезды инженеры Л.Г. Алексеев, В.А. Читин, а всему коллективу была объявлена благодарность [9].

С первых дней войны стала перестраиваться и работа предприятий машиностроения. Перед ними была поставлена задача – производить для нефтяных промыслов, контор бурения, нефтеперерабатывающих заводов и строительных организаций оборудование, инструменты и запасные части. Кроме того, коллективы этих предприятий должны были выпускать и военную продукцию для нужд фронта.

Крупнейшим предприятием машиностроения был завод «Красный молот», коллектив которого с первых дней войны стал трудиться во имя победы над врагом. Уже с июля 1941 г. он переключился на выпуск военной продукции для фронта. Здесь производились минометы, мины, гранаты, бомбы, огнеметы, снаряды.

7 октября 1942 г. Военный Совет Закавказского фронта одобрил и рекомендовал к производству на заводе противотанковый фугас ОПТФ–42, изобретенный военным инженером Растутаро­­вым и грозненскими инженерами В.А. Читиным и Л.Г. Алексеевым. Помимо батальонных минометов БМ–82, ротных боевых кухонь, противотанковых ежей и других видов военной продукции коллектив завода освоил производство и новых мин ОПТФ–42 [9].

На заводе «Трансмаш» также производилась военная продукция: заправочные бензовозы, инженерное оборудование для спецчастей [10]. Несмотря на трудности, колхозы и совхозы республики также оказывали помощь Красной Армии продовольствием. Они сдали в фонд обороны много хлеба, продуктов животноводства, скота, картофеля, овощей. В 1941 г. колхозами и совхозами Чечено-Ингушетии было сдано хлеба государству в два раза больше, чем в 1940 г. Колхозы Сунженского района сдали в 1941 г. 1000 ц подсолнечника, 4310 ц пшеницы, 2200 ц кукурузы, 183 ц растительного масла, 1300 голов овец, 185 голов свиней, 140 голов крупного рогатого скота, 2000 л вина и др. продукции [10].

Колхозы Пригородного района сдали 2400 ц картофеля, более 500 голов крупного рогатого скота. Много сдали хлеба, мяса, масла, овощей в фонд обороны колхозы Старо-Юртовского, Гудермесского, Шалинского, Грозненского, УрусМартановского и других районов республики [11]. И в последующие годы труженики сельского хозяйства неустанно трудились, чтобы бесперебойно снабжать фронт продовольствием. В центре внимания партийного и государственного руководства Чечено-Ингушетии постоянно находилась военно-мобилизационная работа. Уже 23 июня 1941 г. в республике было создано более десяти военно-мобилизационных пунктов, в задачу которых входило призывать и отправлять в места формирования воинских частей более 10 тыс. военнообязанных, а также поставить Красной Армии необходимое количество автомашин, тракторов, лошадей и повозок.

С 24 июня по 10 июля 1941 г. более 17 тыс. жителей республики добровольно записались в народное ополчение. В том числе около 10 тыс. чеченцев и ингушей. Людей, желающих с оружием в руках вступить в схватку с врагом, было много. Запись добровольцев в армию ежедневно производилась на всех предприятиях, в учреждениях, организациях и колхозах [12].

С июля 1941 г. в соответствии с постановлением Совнаркома СССР в республике стали создаваться истребительные батальоны в Грозном, Малгобеке, Гудермесе, Горагорске, в Надтеречном, Сунженском, Грозненском, Старо-Юртовском районах. С приближением фронта к границам ЧеченоИнгушетии в августе 1942 г. работа по формированию истребительных батальонов активизировалась. К 1 февраля 1943 г. в республике насчитывалось 13 истребительных батальонов. Кроме того, были созданы и истребительные отряды. Всего в истребительных батальонах и истребительных отрядах насчитывалось 1345 человек. При батальонах имелись также группы содействия. Их было 88 – численностью 1360 человек [13].

На основании решения ГКО СССР в республике была сформирована 114-я Чечено-Ингушская национальная кавалерийская дивизия численностью 3000 воинов. Накануне летнего наступления немецких войск в 1942 г. на базе этой дивизии по решению Ставки Верховного Главнокомандования были сформированы 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк и отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский дивизион. Полк воевал на Сталинградском фронте, а дивизион в составе 4-го Кубанского кавалерийского корпуса сражался на защите Кавказа [14, л. 164]. Еще в 1941 г. из военнообязанных жителей республики была сформирована 16-я саперная брига­да, которая вошла в состав войск Южного фронта. Были также сформированы 4-я маневренно-воздушная бригада, автобатальон, стрелковая маршевая дивизия и несколько резервных подразделений. За первые два года войны в Чечено-Ингушетии военному делу было обучено 31348 человек, из них 13363 чеченца и ингуша. Кроме того, было подготовлено 1775 снайперов, бронебойщиков, минометчиков, артиллеристов, истребителей танков, саперов и разведчиков. Был сформирован 19-й кадровый инженерно-противохимический батальон, созданы 2 отдельных городских батальона МПВО [14, л. 123].

В 1942 г. в республике были сформированы 242-я горнострелковая и 317-я стрелковая дивизии, многонациональные по своему составу [15]. В разгар ожесточенных сражений на Кавказском направлении в августе 1942 г., поддержав инициативу населения Чечено-Ингушетии чеченской и ингушской национальностей, Обком ВКП(б) и СНК республики обратились в ЦК партии и СНК СССР с просьбой разрешить провести добровольную мобилизацию чеченцев и ингушей в Красную Армию. Просьба эта была удовлетворена. В начале сентября 1942 г. в ЧИАССР была проведена первая добровольная мобилизация чеченцев и ингушей. На Закавказский фронт было направлено более 2000 добровольцев, которые вступили в боевые действия против немецко-фашистских войск, пытавшихся захватить Кавказ. По просьбе командования Северной группы войск Закавказского фронта с 25 января по 5 февраля 1943 г. в Красную Армию было направлено еще 3000 чеченцев и ингушей.

В марте того же года в республике был проведен третий добровольный призыв чеченцев и ингушей на фронт численностью более 2000 человек [15]. В мае 1943 г. Чечено-Ингушский обком ВКП(б), заслушав вопрос об итогах второй и третьей мобилизации чеченцев и ингушей в Красную Армию, отметил: «Проведенный с разрешения ЦК ВКП(б) в период февраля-марта 1943 г. призыв добровольцев чеченцев и ингушей в Красную Армию сопровождается проявлением подлинного советского патриотизма. В результате проведения огромной партийно-политической работы партийная организация республики добилась значительного подъема политической активности трудящихся масс, еще больше объединила вокруг себя кадры советских патриотов, активистов, в результате чего призыв добровольцев в Красную Армию, безусловно, явился показателем готовности чечено-ингушского народа выполнить свой долг в борьбе против немецко-фашистских захватчиков.

Укрепление морально-политического единства трудящихся республики, рост производственной и политической активности нашли свое яркое выражение в успешном проведении сбора средств на строительство бронепоезда имени Шерипова, в досрочном выполнении государственного плана весеннего сева, наконец, в том, что находящиеся на службе в 4-м гвардейском казачьем корпусе добровольцы чеченцы и ингуши высоко несут свой долг перед Родиной» [16].

В связи с приближением фронта к границам Чечено-Ингушетии в августе-сентябре 1942 г. были проведены работы по дальнейшему укреплению линии обороны республики и особенно Грозного. В эти суровые дни, когда над Чечено-Ингушетией нависла опасность вражеского вторжения, к ее населению обратился писатель Николай Тихонов: «Слыхал ли кто, что чеченец, сын советского народа, не терпевший над собой никогда никакого хозяина, отдаст немцу свою страну? Сегодня немцы мечутся у границ ЧеченоИнгушетии, ищут переправ, переправляются на южный берег Терека, рвутся в глубину, чтобы через горы добраться до Грозного и получить путь к Хасавюрту, к Каспию.

От близости нефти у них выступает пена на кровавых губах. От жажды грабежа дрожат руки. Но они скоро почувствуют ваши удары, удары «мюридов революции». Вы до плеча рубили в старину врагов, рубите их пополам, как рубил Асланбек Шерипов, бейте их меткой пулей, как бил Зелимхан. Не пустите врагов чеченского народа в сердце своей страны. Не должны они увидеть перед собой черные драгоценные вышки Грозного. Вся страна славит этот час битвы, чеченцы, все народы Кавказа с вами. Слава прошлого взывает к вам и сегодня.

Теперь у нас крылья в небе и танки на земле. Пусть наглые немецкие захватчики узнают, кто такие чеченцы, покажите ему – вору и разбойнику, что он пришел в край своей гибели» [17]. Несмотря на большие потери в живой силе и боевой технике, фашистские войска делали упорные попытки завоевать Кавказ. Создалась реальная угроза их прорыва к Грозному, который они намеревались захватить 17 сентября. Используя превосходство в живой силе и боевой технике, противнику удалось прорвать на ряде участков оборону советских войск и приблизиться к границам Чечено-Ингушетии. К концу августа 1942 г. 1-я танковая армия фашистов вышла к рекам Терек и Баксан, на участок от станицы Ищерская до Баксанского ущелья, захватив Моздок, станицы Наурская, Николаевская и Ищерская, находившиеся на Грозненском направлении. В связи с этим возникла угроза северо-западным районам ЧеченоИнгушетии, в том числе и Малгобеку.

С 1 по 28 сентября разгорелись ожесточенные бои в районе Малгобека и Алханчуртской долины. Исход их решила прибывшая сюда вражеская моторизованная дивизия СС «Викинг». Разрушенный и пылающий от огня Малгобек был оставлен советскими частями 5 октября 1942 г. Однако попытки фашистских войск завладеть Грозным и всей территорией Чечено-Ингушетии провалились. Потеряв надежду захватить Грозный, немецкая авиация 10–12 октября подвергла бомбардировке Заводской район, где были нефтеперерабатывающие заводы и нефтехранилища.

Советская авиация в дальнейшем преградила путь фашистским бомбардировщикам. Было сбито 35 самолетов противника [18]. Перейдя в декабре 1942 г. в контрнаступление, войска Северной группы Закавказского фронта нанесли противнику крупное поражение. В ходе боев освобождались города и селения Северного Кавказа. 3 января 1943 г. был освобожден Малгобек. С первых дней Великой Отечественной войны на всех фронтах во всех родах войск отважно сражались против немецко-фашистских агрессоров многонациональные воины Чечено-Ингушетии. В битве с врагом они проявили высокий боевой дух, мужество, отвагу и стойкость.

Более 50 тысяч человек из республики было мобилизовано на фронт. Из них до 30 тысяч чеченцев и ингушей участвовали в войне против немецко-фашистских захватчиков на фронте и в ликвидации бандитов и диверсантов противника, заброшенных на территорию Чечено-Ингушетии осенью 1942 г. Не все они дожили до долгожданной великой Победы над фашистской Германией и милитаристской Японией. Но они оставили на земле, опаленной войной и обильно политой человеческой кровью, неизгладимый временем яркий след. За подвиги в боях с гитлеровскими агрессорами тысячи воинов из Чечено-Ингушетии были награждены орденами и медалями. 50 из них были удостоены звания Героя Советского Союза. Шесть из них – чеченцы. В 1996 г. Указом Президента РФ Б.Н. Ельциным за мужество и героизм, проявленные при защите Брестской крепости, чеченцам К. Абдурахманову, А. Исмаилову, М. Умарову, Магомеду Узуеву было присвоено звание Героя России. М. Узуеву – посмертно. Он погиб в июле 1941 г., защищая Брест.

Население Чечено-Ингушетии с первых дней войны приняло активное участие в оказании помощи Красной Армии, в создании фонда обороны. К январю 1942 г. на счету этого фонда было 5 млн. 135 тыс. рублей наличными, на 6 млн. 265 тыс. рублей облигаций государственных займов, 430 гр. золота, 16,5 кг серебра и других ценностей [19]. В декабре 1942 г. комсомольцы и молодежь селения Гатен-Кала Шатоевского района выступили инициаторами сбора средств на постройку бронепоезда имени Асланбека Шерипова. Их почин подхватили колхозники республики. В конце января 1943 г. сумма взноса в этот фонд достигла 15 млн. рублей [20].

Желание населения республики внести свой вклад в дело победы над гитлеровскими агрессорами проявилось и при подписке на государственные займы. Сумма подписки на военный заем в 1942 г. составила 32 млн. 708 тыс. руб., в 1943 г. – 33 млн. 339 тыс. руб. Подписка на третий государственный заем 1944 г. прошла с превышением плана реализации более чем на 14 млн. руб., и республика вышла на первое место по подписке на заем среди других республик и областей Российской Федерации. Колхозники внесли 6 млн. 615 тыс. руб., или 48 % ко всей сумме подписки [21, л. 19]. Наглядным проявлением заботы народов СССР о воинах Красной Армии было обеспечение их теплой одеждой, продовольствием, подарками. За 1941–1942 гг. Чечено-Ингушетия отправила на фронт 41643 кг масла, 8319 кг рыбы, 4103 кг жиров, 2914 кг сыра, 23599 штук яиц, 4103 кг кондитерских изделий, 85866 кг фруктов и овощей, 6415 кг круп, 17819 л молока, 11813 пар шерстяных перчаток, 8217 пар шерстяных носков, 828 полушубков. За это же время воинам было послано коллективных посылок на сумму 807750 рублей, 2417 индивидуальных посылок и собрано на подарки 759 тыс. рублей [21, л. 20].

К 7 ноября 1943 г. республика послала в подарок фронтовикам 23 вагона с хлебом, мясом, маслом, фруктами и другими продуктами. В течение девяти месяцев 1943 г. Чечено-Ингушетия пять раз отправляла эшелоны с подарками на фронт. Свыше 400 вагонов, груженных тоннами мяса, картофеля, овощей, фруктов, меда, было направлено воинам Красной Армии.

Население Чечено-Ингушетии также активно включилось в такие общенародные патриотические мероприятия, как создание хлебного (июль 1942 г.) и мясного фондов (ноябрь 1942 г.), фонда здоровья защитников Родины (июль 1943 г.). Каждый район республики организовал сбор подарков для воинов Красной Армии.

Как и все народы СССР население ЧеченоИнгушетии проявляло большую заботу и о семьях воинов, больных и раненых бойцах и командирах Красной Армии. Возглавлял работу по оказанию помощи госпиталям в республике специальный комитет, созданный при обкоме ВКП(б) 10 ноября 1941 г. Военные госпитали были размещены в наиболее благоустроенных помещениях Грозного, на курорте «Серноводск» и в доме отдыха селения Чишки. Над госпиталями шефствовали 16 колхозов, десятки промышленных предприятий. Пионеры и школьники собрали для госпиталей 26906 руб., 14650 книг, 25 музыкальных инструментов, 242 настольные игры, 413 комплектов постельного белья, тысячи карандашей и ручек и др. [21, л. 20]

Колхозники республики создали фонд здоровья защитников Родины, позволивший значительно улучшить обслуживание госпиталей. Население Чечено-Ингушетии проявляло большую заботу об улучшении условий жизни, труда и отдыха семей военнослужащих и инвалидов войны. При Совнаркоме ЧИАССР и исполкомах районных советов были созданы управления по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих. С июня 1941 г. по март 1943 г. органы социального обеспечения Чечено-Ингушетии выплатили семьям военнослужащих более 39 млн. рублей. 649 детей военнослужащих-фронтовиков, потерявших родителей, были определены в детские учреждения. Труженики республики в 1943 г. собрали 100 тыс. рублей для детей военнослужащих, что позволило им отдыхать бесплатно в летних пионерских лагерях. В школах им бесплатно выдавали учебники и письменные принадлежности [22, л. 85].

Только за четыре месяца – с марта по июль 1943 г. – в Чечено-Ингушетии было трудоустроено 4900 членов семей военнослужащих [22, л. 86]. Всесторонняя помощь многонационального населения Чечено-Ингушетии Красной Армии, семьям фронтовиков и инвалидам войны свидетельствовала о ее морально-политическом единстве со всеми народами СССР.

Чеченский и ингушский народы, на жалея сил и средств, оказывали всестороннюю помощь Красной Армии. Немало их сыновей храбро сражалось на всех фронтах Великой Отечественной войны. Однако процесс мобилизации чеченцев и ингушей на фронт с лета 1943 г. был прерван. Уже с марта 1943 г., когда часть территорий Северного Кавказа была освобождена от фашистских захватчиков, под непосредственным руководством Берии стала проводиться подготовительная работа по депортации чеченского и ингушского народов. Апофеозом всей этой жестокой и нечистоплотной кампании, которую целенаправленно проводили Сталин, Берия и подвластные им карательные органы страны и Чечено-Ингушетии, явились постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 14 октября 1943 г. «О депортации чеченского и ингушского народов» и Государственного Комитета Обороны СССР от 31 января 1944 г. «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР». В соответствии с этими постановлениями 23 февраля 1944 г. под руководством Берии организованно началась операция по депортации чеченского и ингушского народов. В проведении этой жестокой, бесчеловечной акции приняли участие 19 тыс. оперативных работников НКВД-НКГБ и СМЕРШ и до 100 тыс. офицеров и бойцов НКВД.

Тяжелым, непередаваемым кошмаром вошла в жизнь чеченского и других народов эта депортация. Изгнание их с родной земли, лишение их политических и национальных прав – это несмываемое временем позорное пятно на государственной политике Сталина и его сторонников. По их вине в СССР, по сути, начался процесс дегенерации советской системы идей социализма и коммунизма, который логически завершился развалом СССР в 1991 г.

И никакой вымысел в отношении чеченского народа, фальсификация его истории периода Великой Отечественной войны не может затмить эту реальную действительность. Чеченский и ингушский народы до начала 1944 г. внесли свой вклад в дело разгрома немецкофашистских агрессоров. Однако их роль в этом деле сознательно принижается, а порой и отвергается определенной частью историков, писателей, журналистов, политиков, продолжающих по сей день раскручивать клеветническую кампанию вокруг истории Чечено-Ингушетии в период Великой Отечественной войны, преследующих цель бросить тень на чеченцев и ингушей и оправдать тем самым их депортацию в феврале 1944 г. Дискуссии о чеченском и ингушском народах в годы Великой Отечественной войны не новы для истории. Они то накаляются, то утихают. Это, естественно, оказывает существенное влияние на отношение российской общественности к ним. Поэтому, безусловно, разумное, здравомысленное обращение к истории этой проблемы будет полезным и небезынтересным.

К сожалению, история по вине некоторых историков, писателей, журналистов наслоила грубые пласты недоверия к чеченскому народу. Народы России и стран СНГ все еще недостаточно знают подлинную его историю, и это способствует порождению всяких предрассудков относительно чеченцев.

Возможности исторической науки, писателей, журналистов в сфере познания и сближения народов в развитии общения и взаимопонимания безграничны. Поэтому они, опираясь на силу разума и духовное прозрение, обязаны здравомысленно, трезво и ответственно подходить к этим вопросам, их должен волновать такой злободневный вопрос, как сохранение мира, взаимного доверия и согласия между народами России.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. СССР в борьбе против фашистской агрессии 1933–1945 гг. – М., 1986. – С. 6.
2. История внешней политики СССР. Т. 1. – С. 671.
3. История Отечества. – М., 2002. – С. 336.
4. Поцелуев В.А. История России ХХ столетия. – М., 1997. – С. 319.
5. Грозненский рабочий, 1941 г., 15 ноября.
6. ГА ЧР. Ф. 16. Оп. 13. Д. 125. Л. 5.
7. ГА ЧР. Ф. 1. Оп. 1. Д. 908. Л. 60.
8. ГА ЧР. Ф. 16. Оп. 13. Д. 28. Л. 12.
9. ГА ЧР. Ф. 1. Оп. 1. Д. 85. Л. 15.
10. ГА ЧР. Ф. 1. Оп. 1. Д. 784. Л. 11.
11. Грозненский рабочий, 1941 г., 10 сентября.
12. Грозненский рабочий, 1941 г., 12 июля.
13. ГА ЧР. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1191. Л. 125.
14. ГА ЧР. Ф. 1. Оп. 1. Д. 791.
15. ГА ЧР. Ф. 1. Оп. 439. Д. 2450. Л. 4.
16. ГА ЧР. Ф. 267. Оп. 2. Д. 5. Л. 287.
17. Грозненский рабочий, 1942 г., 19 сентября.
18. ГА ЧР. Ф. 2. Оп. 1. Д. 22. Л. 3.
19. Грозненский рабочий, 1942 г., 5 января.
20. Грозненский рабочий, 1943 г., 2 февраля.
21. ГА ЧР. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1068. Л. 19.
22. ГА ЧР. Ф. 482. Оп. 1. Д. 1388.

checheninfo.ru

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Время в Грозном

   

Календарь новостей

«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Смотреть все новости

Это интересно

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"


Наша реклама

checheninfo.ru       checheninfo.ru