Мультипортал о Чеченской Республике

ЧЕЧНЯ. Президент Академии наук ЧР призвал дагестанского этнографа Тимура Айтберова не фальсифицировать историю


Просмотров: 4 130Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

ЧЕЧНЯ. Шахрудин Гапуров: «Господин Айтберов нарушил незыблемые критерии Школы кавказоведов»
ЧЕЧНЯ. - Почему мы до сих пор молчали? Мы ждали четкого и аргументированного ответа, так как в Дагестане сегодня прекрасная историческая школа и мы надеялись на реакцию наших коллег, - пояснил в беседе с корреспондентом ИА «Чечня Сегодня» Шахрудин Гапуров. - Дорогой Тимур Магомедович неправ во многих вещах. Есть вещи, которые затрагивают честь, достоинство и историческую память. Тимур Магомедович просто перевирает многие факты и фальсифицирует данные. К сожалению, исправлений не последовало. Поэтому мы пошли на это интервью.

Президент Академии наук ЧР добавил, что между чеченцами и дагестанцами веками складывались братские отношения и ему бы не хотелось, чтобы историки писали, печатали и давали интервью, где хоть в малейшей степени выражается неуважение к тому или иному народу, а также затрагивается историческая память.


- Это не способствует укреплению наших связей,- пояснил Ш. Гапуров. - В Дагестане с советских времен была самая сильная Школа кавказоведов. Основоположниками ее были такие талантливые историки, как Хаджи-Мурад Хашаев, Семён Бушуев, Хидир Рамазанов, Расул Магомедов. Эти люди занимались историей Кавказа XVIII –Х1Х вв. и взаимоотношениями дагестанцев и чеченцев, а особенно Кавказской войной. Для этих людей существовало несколько критериев: 1. Историческая объективность – говорить и писать только то, что они могут подтвердить документально и то, что они знают; 2. Уважительное отношение к каждому народу – особенно уважительно они относились к чеченцам; 3. Уважительное отношение к исторической памяти любого народа. К сожалению, интервью кандидата исторических наук ДГУ Тимура Магомедовича Айтберова не отвечает этим критериям. Господин Айтберов является специалистом по этнографии, по дагестанскому средневековью, востоковедом, но он не специалист по истории Кавказа X1Х века. Тем более он не занимался изучением темы Кавказской войны. А вот в этом интервью он рассуждает именно об истории Дагестана, Чечни и российско-кавказских отношениях первой половины XIX века и Кавказской войне. То есть о вещах, в которых он плохо разбирается. В результате, глядя на вопросы журналиста и ответы историка, видно, что они друг друга не понимают. Вопрос – один, ответ - совершенно другой. И, в целом, ответы носят очень возмутительный, провокационный характер. Вот эти незыблемые вещи для талантливых историков Дагестана, которые я назвал, кардинально нарушены в интервью господина Айтберова.


Большая Чечня не входила ни в какое дагестанское политическое образование


В своем интервью Тимуру Магомедовичу задают вопрос о внутриполитических образованиях на территории Чечни к началу Кавказской войны.


Хочу пояснить, что Кавказская война началась в 1818 году и продолжалась она на Северо-Восточном Кавказе до 1859 года. Т. Айтберов отвечает, что до начала Кавказской войны территория современной Чечни до реки Аргун входила в дагестанское политическое образование и называлась «Большая Чечня». Ни история, ни историческая география не знают такого дагестанского политического образования как «Большая Чечня». Ничего подобного в истории не существовало.


Чечня – исторически в дореволюционных изданиях делилась на две части: Большая Чечня и Малая Чечня. Большая Чечня – это территория к северу от Аргуна. Малая Чечня к югу – это современный Урус-Мартановский и Ачхой-Мартановский районы. Никогда Большая Чечня не входила ни в какое дагестанское политическое образование. Ни один метр чеченской земли никогда, до вхождения Чечни в Россию, не входил во владение ни кабардинских князей, ни дагестанских феодалов.


Какая была обстановка до начала 19 века? Что такое политическое образование?


Это что-то вроде независимого ханства или княжества. К началу Кавказской войны ни на территории Чечни, ни на территории Дагестана не было никаких самостоятельных политических образований, которые могли претендовать на владение чужими территориями. Объясню почему.


В 1806 году в Дагестан были введены российские войска. Большая часть дагестанских феодалов изъявила покорность России, а в 1813 году в результате русско-иранской войны был заключен так называемый Гюлистанский мирный договор. По нему Дагестан, с точки зрения международного права, объявлялся частью России. Многие дагестанские ханы, как, например, Аслан-хан Кюринский, Шамхал Тарковский, приняли российскую власть. Они поступили на службу в российскую армию. Им дали воинские звания и им сохранили внутреннее управление своими территориями. Никакой внешнеполитической самостоятельности у них не было. Над ними стоял прочный контроль российских офицеров.


К каждому дагестанскому владельцу были приставлены российские офицеры. А вот те дагестанские ханы, которые не признали российскую власть - Султан Ахмед-хан Аварский, Сурхай-хан Казикумухский и другие – они были лишены своих владений и лишены своих ханских званий.


Ермолов, который был наместником Кавказа с 1816 года, вообще очень плохо относился к дагестанским ханам. Он считал возмутительными жестокости и систему угнетения, которые дагестанские ханы применяли по отношению к зависимым крестьянам. Он был убежден, что ханы своим существованием позорят Россию. Поэтому он при малейшей возможности лишал дагестанских ханов их званий и владений. Представьте себе, если даже такой представитель крепостнической России и человек недемократических взглядов, как Ермолов, считал власть дагестанских ханов нетерпимой и позором для России, каково было положение зависимых крестьян там? С 1813 года дагестанские владельцы все были под властью России, а те, кто не подчинился – в бегах.


В 1807 году в Чечне начинает устанавливаться российская административная власть на всей равнинной территории. Чечня тоже считается теперь входящей в состав России. Каким образом дагестанские ханы, которые сами в составе России лишены практически всех прав, могли иметь права на какие-то территории Чечни? То, что утверждает господин Айтберов в своем интервью - абсолютная нелепость. Это свидетельствует о том, что он не знает историю.


Турловы не владели землями и зависимыми крестьянами


Теперь поговорим о роли семьи Турловых, о которых идет речь в интервью Тимура Айтберова.


В начале нашей эры до нашествия крупных кочевников, особенно монголо-татар, на центральном Кавказе чеченцы (согласно древнеармянским источникам их тогда называли «нахчи») считались ведущей политической силой.


Нахчи было много. В первом тысячелетии до нашей эры у нахчи было даже свое государство, но в XIII веке под ударами монголо-татар чеченцы отступили в горы, так как это была огромная сила, с которой чеченцы ничего не могли сделать. Отступали в современный Галанчожский район, Аргунское ущелье и на территории, которые сегодня называют «Нохчи Мохк».


В этот период на чеченской равнине утвердилась «Золотая Орда». После распада «Золотой Орды», пока чеченцы в XVI-XVII веках не начали возвращаться на свои земли вплоть до Терека, здесь какое-то время хозяйничали кабардинские и дагестанские феодалы. Но чеченцы постепенно возвращались на свои земли и укрепляли свои территории и семьи. Из-за того, что они 300-400 лет были в горах, феодалам среди чеченцев неоткуда было появиться. То есть, из-за нехватки земли в горах, богатых людей среди чеченцев не было, поэтому у нас не было своих крупных феодалов. Это потом они появятся во второй половине XVIII века по Тереку – это князья Кагермановы, Алхастовы, Эльдаровы. Это были «средней руки» феодалы, которым давали землю за службу России. А в общинах нужны были люди, которые решали бы межобщинные вопросы, которые занимались бы судебными тяжбами. И вот тогда чеченцы стали приглашать кабардинских и дагестанских феодалов в качестве наемных управляющих. Им за это платили.


А почему приглашали их, а не ставили своих? Дело в том, что если бы ставили чеченцев, то сместить их за неправомерные действия или несправедливость было бы не так-то просто. За чеченцем всегда стоит род, тейп и родственники. А тут достаточно было этого кабардинского или дагестанского феодала выгнать. Бывали случаи, что их и убивали. Турловы именно из таких приглашенных управителей.


В советское время, когда партийная идеология требовала, чтобы везде у всех народов были феодалы и классовые расслоение, появились такие утверждения о якобы феодальных владениях Турловых. Любое феодальное владение подразумевает две вещи: земля в собственности и зависимые крестьяне. Ни того, ни другого у Турловых не было. Все этнографы и историки, изучающие Кавказ, отмечали феодальный строй в Осетии, Кабарде, Дагестане, но в Чечне они не нашли ни зависимых людей, ни князей, ни феодалов. Когда они спрашивали у чеченцев об этом, чеченцы отвечали: «Мы все свободны, мы все равны!». Не было среди чеченцев феодально-зависимых ни от Турловых, ни от кабардинских феодалов. Это все выдумки, которые были порождены в русле партийной советской идеологии.


Вы можете представить себе чеченское село, в котором не говорят на чеченском?


В интервью есть еще один интересный момент, где Тимур Магомедович утверждает, что «во многих чеченских селах жители говорили на кумыкском, а в некоторых селах даже не знали чеченского языка». Это якобы доказательство тому, что чеченцы были зависимы от кумыкских князей. Это мнение Тимура Магомедовича. Я думаю, что он знает и понимает, что говорит чисто провокационные вещи. В целом, его интервью носит очень провокационный и возмутительный характер.


Кумыкский (тюркский) язык был языком межнационального общения на всем Северном Кавказе, в том числе его знали и в Чечне. Но в своих родных селах, конечно, все чеченцы знали свой родной язык и говорили на нем. Вы представьте себе село, в котором якобы не знают чеченского языка. Точно также не было ни в Дагестане, ни в Кабарде или в Осетии ни одного селения, где не говорили бы на родном языке. Поэтому господин Айтберов в данном случае глубоко ошибается.


У чеченцев был Имам шейх Мансур


Далее журналист задает вопрос Тимуру Магомедовичу, в котором спрашивает: «А вообще, имелись ли какие-либо кровавые эпизоды истребления чеченских имамов царскими наместниками на тот период?». На что господин Айтберов отвечает: «Имамами были Газимухаммад, Гамзат и Шамиль, а остальные назывались дибирами и муллами».


У чеченцев был Имам шейх Мансур - первый имам на Северном Кавказе. Газимухамед, Шамиль, Гамзат -Бек – это были дагестанские имамы. Лишь в 1840 году Шамиль будет объявлен еще и чеченским имамом. А Имама Мансура называли Имамом Кавказа.


Имам Мансур был реформатором от ислама: он утверждал ислам и шариат на Северном Кавказе, особенно среди чеченцев. Он призывал людей к самосовершенствованию, к отказу от кровной мести, от употребления алкоголя и табака, призывал людей быть толерантными. Он никогда не призывал сделать мусульманами представителей иных религий. Он не объявлял газават (священную войну, - прим. автора).


В 1785 году царские войска под командованием полковника де Пиери пришли в Алды – родное село Шейха Мансура – и сожгли его. Сожжённым был и дом Мансура. Тогда его звали Ушурма. Население отступило в горы, а у горцев была такая тактика: пришел противник и на него нападали лишь когда он отступал. Чеченцы сильны были в лесном бою. Во время отступления отряд Пиери был истреблен.


После разгрома под Кизляром, Имам Мансур ушел в Кабарду. Был поддержан кабардинцами, его поддерживала и большая часть дагестанцев. Затем он ушел в Закубанье. В 1791 году он в Анапе раненным попал в плен. Подчеркиваю, что раненным он попал в плен. По приказу Екатерины II он был вывезен в Петербург и заключен в Шлиссельбургскую крепость. В 1794 году Имам Мансур умер и похоронен на Преображенской горе. Других имамов у чеченцев не было до появления Имама Алибека-Хаджи Алдамова в 1877 году.


Был в первой трети XIX века военно-политический лидер Чечни – Бейбулат Таймиев, но он был светский человек. Он не был богословом и не объявлял себя имамом.


Поэтому вопрос, который адресован дагестанскому историку о кровавом истреблении чеченских имамов, очень странный. А ответ еще более странный. Айтберов вообще не говорит о чеченских имамах. Он говорит: «Да, имамами были вот эти три человека: Газимухаммад, Гамзат и Шамиль, а остальные…..». Остальные - кто: дагестанцы, чеченцы или все население Северного Кавказа? Понимаете, насколько неопределенно звучит ответ? Чьи дибиры и муллы – дагестанцев, чеченцев, кабардинцев? Абсолютно непонятно.


Дальше Тимур Магомедович говорит: «Хотя в русских источниках об этом пишется обтекаемо, но я знаю, что они очень издевались над людьми в тех местах, в том числе над женщинами». О ком идет речь? Муллы издевались или русские солдаты?


Вопрос о женщинах на Кавказе – очень и очень деликатный, его нельзя трогать


Почти на протяжении всего интервью Тимур Магомедович неоднократно говорит о кавказских женщинах. К примеру строка: «Я знаю, что там и в других районах Северного Кавказа, особенно при Ермолове, царские офицеры намеренно оскорбляли честь девушек мусульманок. Имам защитил их, показал, что мы – дагестанцы, с нами чеченцы, мы за свою честь постоим».


Есть у любого народа очень деликатные вопросы и вопрос о женщинах в том числе. Совершенно непонятно, почему его все время поднимает господин Айтберов.


Чеченцы всегда были сами в состоянии защитить честь и достоинство своих женщин. Это безусловно! Никогда ни одна женщина не пострадала от руки захватчиков, пока был жив хоть один чеченский мужчина в любом селении. Никогда чеченцы не звали на помощь, чтобы защитить свою честь и достоинство, а также честь и достоинство своих женщин.


Мы можем провести простейший пример. 15 сентября 1819 года, как известно, было уничтожено население чеченского селения Дади-Юрт. 40 женщин попало в плен. Их на пароме перевозили на противоположный берег Терека. Так вот, чтобы их не коснулась чужая мужская рука, эти 40 женщин вместе с солдатами, прыгнули в бурные воды Терека и погибли, защищая свое достоинство.


Да, когда царские войска захватывали дагестанские аулы и чеченские села, какое-то количество женщин попадало в плен. Да, есть сведения, что действительно их затем по приказу Ермолова отдавали офицерам и они становились женами офицеров и казаков. Такой факт был и в чеченских селах, и в дагестанских. Например, есть сведения, что после взятия селения Гимры в 1832 году, сотни дагестанских женщин, может их и меньше было, были отданы казакам. Это случилось после того, как были уничтожены все мужчины в этом селении. Дагестанцы тоже всегда с честью и достоинством защищали своих женщин, также как и чеченцы.


Я не могу понять, зачем Айтберов все время поднимает этот очень деликатный и болезненный, особенно для горцев, вопрос. Он же тоже горец! Нельзя трогать такие вещи. Это очень болезненные страницы Кавказской войны.


До начала Кавказской войны чеченцы были военно-политическими союзниками России


Господин Айтберов очень плохо знает историю Кавказа и чеченскую историю.


В конце XVI века в Москве появилось первое Посольство чеченцев. Наши предки не заканчивали дипломатических академий, но в той политической ситуации, которая была на Кавказе, они неплохо разбирались. Они пришли к выводу, что в борьбе между Ираном, Турцией и Россией за Северный Кавказ, им лучше опереться на Россию.


Чеченская делегация была принята царем. Через год присылают первый русско-чеченский договор о том, что чеченцы принимаются в подданство России. С этого времени чеченцы участвуют во многих военных кампаниях на стороне России. Почти всегда сопровождают русские войска. Участвуют в русско-турецких сражениях, в том числе в турецкой войне 1735-1739 годов.


В XVII -XVIII веках, вплоть до начала Кавказской войны, у России на Северном Кавказе не было более верных военно-политических союзников, чем чеченцы. Да, конечно, бывали разные моменты: военные стычки, конфликты, недопонимания. Но такое даже в семьях между братьями бывает. Все разрешалось посредством народной дипломатии. Поэтому в течение многих веков чеченцы и русские жили мирно и шел процесс постепенного сближения чеченцев и России.


К концу XVIII века, особенно в результате соглашений, подписанных между чеченцами и российской властью, на рубеже 1770-1780 х годов, Чечня по российским источникам уже считалась в составе России. Не были чеченцы до начала Кавказской войны противниками России, наоборот, всегда выступали за союз, взаимопонимание и добрососедство с Россией. Но в 1818 году приходит Ермолов, он то наместником Кавказа был назначен еще в 1816 году, но спустя два года начал претворять в жизнь свой план покорения Северного Кавказа. И первый пункт в этом плане – строительство крепости Грозная и перенос военной линии с Терека на Сунжу.


Ермолов желал говорить только с чеченскими старейшинами


Ермолов в 1816 году, когда ехал из Санкт-Петербурга в центр кавказского наместничества – Тифлис, по пути знакомился с наиболее авторитетными князьями и авторитетными людьми на тех или иных территориях.


В Кабарде он встречался с кабардинскими феодалами – прежде всего с валием Кабарды Кучуком Джанхотовым. Вы думаете, из чеченских представителей он с кем хотел встретиться – с Турловыми? Нет! Он попросил устроить ему встречу во Владикавказе с военно-политическим лидером того времени Бейбулатом Таймиевым. Почему? Потому что знал, что нет ни у кого больше в Чечне политического веса, авторитета и влияния, кроме него. Ермолов вернул ему офицерское звание и жалование.


В 1818 году, когда Ермолов готовился переправиться из Червленой через Терек, ему надо было, чтобы по российским солдатам на переправе не стреляли. Моста тогда не было. Он потребовал для переговоров привести к нему наиболее авторитетных чеченских представителей. Ему назвали Турловых.


Возьмите записки Ермолова, документы того времени, в них он ответил, что ему не нужны никакие Турловы. «Приведите мне чеченских старейшин!», - заявил Ермолов.


Если бы Турловы, как утверждает Айтберов, имели бы в Чечне вес и влияние, Ермолов, который прекрасно знал обстановку, с кем бы разговаривал? Конечно с Турловыми бы в таком случае. А он решил говорить с чеченскими старейшинами.


Шамиль прибыл в Чечню как гость, а не как имам


Ермолов начинает строить Крепость Грозную. Договориться с ним чеченцам не удается, как до этого бывало.


Затем Ермолов сжигает Старую Сунжу на фоне бытового конфликта. Отряд российских солдат пришел закупать продовольствие в Старую Сунжу, а там была повозка с двумя волами. Чеченец в этих волах узнал своих пропавших быков. Он начал их тянуть к себе, говоря, что это его быки. Солдат начал сопротивляться, «старосунженский» чеченец его убил. Все! Был отдан приказ начальником штаба Вельяминовым Старую Сунжу - сжечь. И с этого времени чеченцы уходят с берегов Сунжи и поднимают восстание, к которому присоединяются Дагестан и Кабарда. Вот так началось противостояние России и чеченцев, начинается Кавказская война.


А до этого с XVI века чеченцы были военно-политическими союзниками России, а вовсе не были врагами России.


В 1839 году царские войска штурмовали последний оплот Шамиля в Дагестане – селение Ахульго. Там прошли большие бои и были большие потери с обеих сторон. И перед последним штурмом Шамиль с группой своих мюридов спустились в пропасть и перебрались на чеченскую территорию.


Во-первых, Имамат в Чечне провозглашен лишь в 1840 году, а здесь события происходят в 1839 году. Не являлась Чечня в 1839 году частью Имамата. Не было здесь никакой имамской власти.


А какая была? Равнину контролировала Россия, а вот в горной части, начиная с 1830-х годов, фактическим правителем и имамом был святой Устаз Ташу-Хаджи Саясановский. Именно Ташу-Хаджи Саясановский утвердил в Чечне ислам и шариат. Он являлся до 1840 года, пока не провозгласили Шамиля - имамом, фактическим правителем Чечни.


Шамиля чеченцы приняли в селении Зандак не как главу имамата, так как в Чечне имамата тогда еще не было, его приняли как гостя, как представителя дружеского, братского, дагестанского народа, который нуждался в помощи. Он был ранен.


К нему на встречу пришел Ташу-Хаджи. Он отвез Шамиля в селение Беной, Ножай-Юртовского района. Почти месяц Шамиль являлся гостем старшего брата своего будущего наиба Байсангура Беноевского. В его доме его лечили. Когда Шамиль вылечился, он переехал в Шатойский район.


К Шамилю стали приходить его будущие соратники. В их числе: Шуаип Центороевский, Джаватхан, Иса Гендергеноевский. Вот Иса Гендергеноевский 8 марта 1840 года организовал съезд чеченцев в Урус-Мартане.


К этому времени Чечня была похожа на котел, который готов был взорваться. В Чечне в те годы начальником был генерал Пулло – необычайно жестокий человек. Каждый год по несколько раз он устраивал карательные рейды против чеченцев. Это одна сторона.


Вторая – он запретил какую-либо торговлю между горной и равнинной Чечней. В горной Чечне были скотоводы, на равнине земледельцы и между ними был обмен: с равнины шло зерно в горные районы, а на равнину с гор - продукты скотоводства. В горных районах, после запрета генерала Пулло, создалась тяжелая ситуация. Последней каплей была попытка разоружить чеченцев.


Представьте себе XIX век: от чеченцев требуют сдать оружие, которое для любого горца имеет большое значение – это был символ достоинства. Вот после этого Чечня была готова взорваться от действий генерала Пулло.


В это время проходит съезд чеченцев в Урус-Мартане, и чеченцы избирают Шамиля – имамом. Таким образом, в марте 1840 года он становится Имамом Чечни и Дагестана, а Чечня входит в его государство Имамат. Но он-то пришел в Чечню годом раньше и как гость, а не как имам. К великому сожалению, наш Тимур Магомедович опять намеренно или нет, но фальсифицирует историю.


Увеличению чеченского населения Кавказская война и Шамиль не могли способствовать


Представьте себе - с 1818 года в Чечне идет кровавая Кавказская война. А с 1840 года основные военные действия происходят именно на территории Чечни.


Царские войска военные операции совершали, в основном, зимой и во время захвата селений не жалели никого. Мирное население при наступлении войск уходило в леса в лютые морозы. Тут погибало огромное количество людей.


К началу XIX века чеченское население было приблизительно 200 – 240 тысяч человек. Прошло более 40 лет: чеченского населения к концу Кавказской войны стало 150 тысяч человек. За такой промежуток времени же наоборот должно было население увеличиться хоть на 10 тысяч человек, а оно уменьшилось на более чем 100 тысяч.


Мы не обвиняем в этом Шамиля, потому что люди погибало в военных действиях и во время военных действий. Но увеличению чеченского населения Кавказская война и Шамиль не могли способствовать. Это война. Во время войны огромные количества людей погибали.


Чеченцев прославили славные сыны их народа


В годы Кавказской войны и чеченцы, и дагестанцы в освободительной борьбе проявили исключительное мужество и храбрость. И этим прославили себя. Но у чеченцев уже с конца ХVIII века были известные политические и религиозные деятели, которые заявили на весь мир о чеченском народе. К примеру, в XVIII веке чеченцев прославил Шейх Мансур, затем в 30-е годы XIX века - Бейбулат Таймиев.


Шамиль тоже широко был известен в России и за рубежом. В течение многих десятилетий дагестанцы и чеченцы вместе отстаивали свою свободу, землю, религию. Сражались под руководством Шамиля.


В современной же истории чеченский народ прославили Первый Президент Чеченской Республики, Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров, который остановил войну в Чечне и с помощью дипломатии вернул былую славу российско-чеченским, кавказско-чеченским взаимоотношениям. Его путь продолжил Глава Чеченской Республики, Герой России Рамзан Ахматович Кадыров, который восстановил и возродил Чеченскую Республику, дорожит братскими и добрососедскими отношениями со всеми кавказскими народами. Он приходит на помощь представителям не только своего народа, но и других.


Что касается утверждения Т. Айтберова о том, что чеченские наибы сдавались в плен.


Начиная с середины 50-х годов XIX века, когда стало совершенно очевидным, что Россия победила в Кавказской войне и Шамиль проиграл, чеченские и дагестанские наибы стали переходить на российскую сторону. Очень тонкую политику в этом деле вел тогдашний наместник Кавказа Барятинский – он каждому наибу, который сдавался, давал деньги, покупал дом, оставлял должность. Чем все потерять, естественно, наибы переходили на российскую сторону.


Но при этом я хотел бы отметить одно: единственный наиб, который не сдался в плен и который продолжал воевать за свободу до конца, был Байсангур Беноевский – чеченец.


Обращаясь к дагестанским коллегам, хотелось бы отметить, что мы всегда открыты к конструктивному диалогу. Давайте подобными вещами, как это интервью Айтберова Тимура Магомедовича, не будем оскорблять память наших предков, которые дружили веками, глубоко уважали друг друга и отстаивали вместе честь и достоинство, свободу как чеченцев, так и дагестанцев. Нас связывают многовековые узы культурных, экономических и родственных связей. Давайте, в первую очередь, помнить об этом.



checheninfo.ru

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Время в Грозном

   

Календарь новостей

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Смотреть все новости

Это интересно

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"


Наша реклама

checheninfo.ru       checheninfo.ru