Мультипортал о Чеченской Республике

ЧЕЧНЯ. Лихой казак Яков Алпатов из Наурской станицы


Просмотров: 467Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

ЧЕЧНЯ. Лихой казак Яков Алпатов из Наурской станицы
ЧЕЧНЯ.  В пятидесятых годах XIX века жил в станице Наурской лихой казак Яков Алпатов. Станичники его звали просто Яшкой. Помимо проявления воинской храбрости в схватках с неприятелем, выказывал разбойничьи навыки, силой славился и отвагой. Казаки уважали Якова даже тогда, когда тот ушел к чеченцам в горы и принял ислам. Жалели очень, что ушел.

Алпатов с мальчишек отличался предприимчивым характером, отвагой, безбашенностью. В 18 лет по настоянию отца женился на красивой казачке. Недолго продлился их брак. В скором времени Яков покидает родной хутор и подается в горы, где собирает шайку из таких же беглецов, как он сам, и чеченцев. Нападения Яков совершал преимущественно на богатые казачьи и чеченские фамилии. Скот угонял и лошадей. О человеческой жизни не задумывался. Цель его заключалась в поиске славы. И стремился он к ней всей душой, добиваясь отчаянной отвагой. О тщеславности Алпатова станичники прознали еще с юношеских лет. Легко представить, как льстил ему его самолюбивый характер за оказанные в Чечне почести.


Подавшись в разбойники, казак несколько раз появлялся в Науре. Хотел жену с собой увезти. Но дом его охранял бдительный народ. Вскоре о Якове Алпатове заговорил не только родной хутор, но и весь Терек. По берегам реки густо рос камыш, там казак таил много речных плоскодонок. Переправится. Набег совершит. Спешит обратно и прячется в лесу. Выдающееся нападение Алпатов произвел осенней порой 1851 года. Вместе со своими разбойниками казак переправился через реку поближе к станице Ищерской. Тут шайка себя обнаружила казакам командира Панченко, но смогла уйти. 3 октября рядом с песчаной отмелью реки Кумы Алпатов схватил губернского секретаря Буцевича, его поручика Заустинского и переводчика. Убив несколько человек из прислуги, разбойники вернулись на астраханский тракт. Затеяли схватку, убив на озере Калмык еще около 15 человек рыбаков.

5 октября в обеденное время между станциями Горькореченской и Колпичевской шайка ограбила два почтовых отделения, расправившись с двумя почтальонами и конвойными казаками, выкрала 37 тысяч рублей. Потом разбойники ушли к станицам Гребенских казаков, где успешно переправились через Терек, взяв выше Щедринской. Так, за шесть-семь дней Алпатов прошел более семисот верст, совершив большой рейд ради ограбления двух почтовых отделений. Набег был рассчитан идеально и выполнен с успехом.

Яков прекрасно владел шашкой, отменно ездил верхом, метко стрелял, и караулы против него ставили и погоню устраивали, все равно, то скот уведет, то возьмет в плен людей. Чеченцы уважали казака за сноровку. Со своим разбойничьим отрядом таких же «отпетых», как и он сам, Алпатов решался на весьма опасные предприятия. Тут и ста казаков бы не хватило. Грабил Яков не только свою родную станицу, но и многие хутора, что стояли на берегах Терека: Червленой доставалось, Мекенской, Щедринскую в страхе держал. Все что награбил, делил между своими одинаково. Нападал Яков и на горские поселки, появляясь на Сунже. Бывало и женщин с детьми уведет, чтобы привить юному поколению воровской дух.


Но больше, конечно, терпели бед от него родные станичники. Мстил Яков за жену, что не дали ему увести с собой. Уж лучше бы отпустили ее. А так страдала вся станица, весь женский коллектив. Засядет Алпатов за станцией или в огороде спрячется. Умыкнет казачку и «за реку» ее молодому мюриду в жены. С хутора Атарщиков Яков забрал двух казачек сестер Пятирублевых, отдав их в жены горским князьям. Когда Кавказская война окончилась, сестры приезжали в станицу, но жить не остались. Погостили и вернулись в свои семьи.


Как то Яков переплывал Терек, готовясь на очередной грабеж. Потревожил в степях кочевников ногайцев. Схватились. Убили под казаком коня, он поймал себе ногайского скакуна. Скоро в степи его подметили казаки. Яков погоню заметил и велел своим разбойникам уходить за Терек. Сам не смог перебраться, конь ногайский в воду не пошел, тогда казак убил коня и спрятался в лесу.


Недалеко Андреевский курган, занимаемый казачьим постом, а там можно было и коня раздобыть. Туда и пошел Алпатов. В конюшне, куда вбежал Яков, находился казак-конюх. Алпатов его не видел, тот стоял в углу за дверью и мешками с овсом. Узнав разбойника, конюх спрятался. И когда казак ушел вглубь конюшни, конюх вылетел из конюшни, закрыв двери на толстый засов. Прибежали казаки, следом урядник Цымлянский. Яков отбивался, стреляя в щели. Но долго ли так устоишь?


Ждал казака-разбойника скорый расстрел. В 1856 году 17 декабря разлетелась по Кавказской Линии казачьих войск весть о приказе «Казака Моздокского казачьего полка Алпатова Якова согласно военно-судебному приговору по полевым уголовным законам расстрелять по месту жительства станицы Наурской». Винилось ему: второй побег к чеченцам и участие с ними в набегах против Отечества; отступление от веры христианской, что подался в магометанство; ограбление двух почтовых отделений; разные хищничества и убийства; нападение на безоружных жителей; кража девушек, женщин и детей; увод в плен казаков с целью выкупа; угон скота и лошадей.


Наурцы говорят, вид казака не свидетельствовал о роковом конце. Разговаривал, шутил. Довольный сам собой казался. Перед казнью вроде попросил прощения у станичников за все беды, что принес на их головы. С родными попрощался. И так, между прочим, заявил: «Я думал, что за грехи мои меня повесят, не иначе. Привяжут к диким лошадям, и кони разорвут меня, мои кости по лесам и горам. Но я рад, что сметь приму от пули, как и положено верному казаку». Так вот. Считал себя Яков Алпатов верным казаком, хоть и крал у своих, служил чеченцам. Алпатов попросил не завязывать ему глаза и чтобы расстреляли его родные казаки-станичники. Но просьбу отвергли и глаза завязали. А расстрел произвел взвод солдат. Перед смертью священник просил Алпатова принять православную веру обратно.

Удивительный был человек Алпатов, что только и мог жить в условиях бурлящего опасного кордонного существования. Преступником был большим. Но многие из казаков понимали ход мысли Якова и всю его хитрую психологию. Терское казачество и сейчас вспоминает Алпатова, передавая положительные черты его характера: молодецкую удаль, храбрость, отчаянность на поле боя, предприимчивость в нужный момент, и мужество, с которым казак встретил смерть.

Народная молва сделала из Алпатова героя. Предания слагают о казаке, легенды текут от жителей моздокских селений до жителей кизлярских аулов. Бесспорно, жизнь Алпатова влияла на молодое поколение, полное дерзкой необузданной решимости.Молодое казачество, жадно вслушиваясь в сказания об отчаянных подвигах Якова, и видя свидетелей его жизни, ценила казака за заслуги, пропуская мимо недостатки. Может, так и надо? Все мы не без греха. Но и не без достоинств. Хотелось бы верить, конечно, что многие из нас готовы на свершение дел разного характера. Человек — он таков, неделимое целое. Помнит о делах Якова Алпатова и чеченский народ. При случае ввиняя казакам, дескать, был у вас там беглец разбойник, что подался на нашу сторону…



checheninfo.ru

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Время в Грозном

   

Календарь новостей

«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Смотреть все новости

Это интересно

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"