Народ таулула – кавказские потомки тюрков


Просмотров: 607Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Народ таулула – кавказские потомки тюрков
Кавказ с его мягким климатом, плодородными почвами и высокими горами, позволявшими населению успешно скрываться и обороняться от врагов, в изобилии добывать камень для постройки жилищ, столько, сколько существует человечество, привлекал к себе людей. Уже в первобытную эпоху его населяли люди примерно того же антропологического типа, что и большинство современных коренных его народов, что говорит о том, насколько глубоко уходят в историю корни тех. Помимо народов – потомков древнейшего населения Кавказа, особо не смешивавшихся с другими этническими группами, проходящими через эту богатую землю, – народов, говорящих на языках иберийско-кавказской семьи, исстари на Кавказе селились и выходцы из других регионов, привлеченные удобством кавказской земли для жизни и хозяйствования.

В III в. н.э. степи Предкавказья были заселены кочевыми племенами аланов и сарматов. С того времени и до присоединения к России на кавказских степных равнинах господствовали различные кочевые народы. На Северном Кавказе ираноязычных алан и сарматов через столетие сменили пришедшие из Центральной Азии гунны, гуннов в VII – VIII вв. – тюркоязычные болгары и хазары, а на смену хазарам в XI в. пришли кипчаки (половцы). После завоевания в XII в. своих земель войсками Монгольской империи и формирования в Юго-Восточной Европе и Севро-Западной Азии могущественного государства Улуса Джучи (Золотой Орды), кипчакские племена образуют в пределах джучидских провинций несколько отдельных этносов, одним из которых в равнинных степях Северного Кавказа и на обширных прилегающих территориях стали ногайцы. Но в течение всего очень долгого периода господства на кавказских  равнинах кочевых народов отдельные группы и общины тех переселялись в горную полосу, где преобладали древние народы Кавказа, или ближе к ней. Там они переходили к оседлому или полукочевому (летом жили на высокогорных пастбищах, куда перегоняли скот, а на зиму спускались в малоснежные долины) образу жизни.


Переселение представителей степных народов в горы могло происходить по разным причинам: кто-то терял большую часть своего скота и, чтобы не остаться совсем без средств к существованию, пробовал заниматься земледелием, кто-то спасался во время разорительных войн, особенно когда один кочевой народ сменял в степи другой (это ведь никогда не происходило мирным путем). Но всегда горы давали укрытие переселенцам: ведь, хотя площади удобных для хозяйствования земель здесь были ограничены резким рельефом, крутые склоны и скалы служили надежной защитой от грабительских набегов. Пока неприятельская конница тяжело маневрировала среди узких горных теснин, можно было успеть собрать скарб, укрыть хозяйство в потаенном месте и приготовиться к обороне. Переселившись на новое место, оказавшись в довольно непривычных условиях, искатели лучшей доли были вынуждены вступать в тесный контакт с местным исконным населением, перенимать его хозяйственные и культурные достижения, а поскольку переселенческие общины изначально были небольшими, чтобы избежать кровосмешения, заключать браки с местными жителями. 


Многие переселенцы совершенно ассимилировались в исконной горской среде, перенимали местные древние языки, и их потомки уже не считали себя ни сарматами, ни хазарами, ни кипчаками, а причисляли себя к тому этносу, среди которого выросли. И поныне среди считающихся чистокровными представителей народов иберийско-кавказской языковой семьи встречаются люди, имеющие явные древнетюркские черты лица. Но некоторые общины потомков переселенцев, с течением поколений вобрав в себя все бытовые и культурные черты исконных горских народов, в результате смешанных браков перестав отличаться от тех внешностью, сохранили свои изначальные языки и самосознание. Последней пришлой этнической, точнее, субэтнической группой, начавшей в поисках удобного для ведения хозяйства места заселять земли вблизи горной полосы Кавказа, перенимая (хотя не в полной мере) определенные черты быта и уклада жизни исконных народов гор, стали местные русские казаки, осваивавшие Кавказ с XVI по XIX вв.


Одной из областей Северного Кавказа, в которую исторически активно переселялись народы степей, стали гористые верховья реки Кубань и земли по впадающим в нее в этом месте рекам Зеленчук, Теберда и др. В этой области, которую степные переселенцы-тюрки назвали Карачай («черные речки»), горы до высоты примерно двух километров над уровнем моря покрыты особенно густыми лесами, служившими дополнительной защитой от нападения врагов и хорошим материалом для строительства жилищ. Заселение Карачая выходцами из степей началось очень давно: как считается, первыми степняками, обосновавшимися здесь – в тесном соседстве с древнейшими кавказскими племенами, были ираноязычные аланы – современники древних греков и римлян. Затем вверх по Кубани поднялись заселившие в VII в. степное Приазовье болгары, родственные современным казанским татарам. А с XI в. верховья Кубани стали активно заселять кипчаки-половцы, язык которых то ли из-за их большого, подавляющего, количества, то ли в связи с тем, что он был государственным, а значит, более перспективным в установившем с XII в. господство в предкавказских степях Улусе Джучи, вскоре переняли потомки обосновавшихся в горах аланов и болгар. И в то же время общины потомков аланов, болгар, кипчаков, проживая в окружении древнейших горских народов: преимущественно адыгов и сванов, постоянно заключали с теми смешанные браки. 


Тюркские мужчины брали в жены женщин из этих народов, которые, воспитывая затем родившихся от этих смешанных браков детей, передавали тем свои духовные ценности, привычки, менталитет, рассказывали свои народные сказки. К тому времени как в результате естественного прироста число потомков переселившихся на Верхнюю Кубань и в сопредельные земли алан и тюрок выросло настолько, что они уже смогли заключать браки в своей среде, они превратились в совершенный горский народ, отличающийся от древнейших кавказских народов не более, чем они сами между собой. С теми же менталитетом, антропологическим типом, основными культурными чертами. Только на языке они продолжали говорить тюрко-кипчакском.


Часть перенявших исконные кавказские менталитет и культуру потомков аланских и тюркских переселенцев заняла земли не только Карачая, но и лежащие за высоким хребтом горные районы верховий нескольких рек, впадающих в другую крупную северокавказскую реку – Терек, на востоке от бассейна Кубани. Это реки Малка, Баксан, Чегем, Черек и их притоки. Но говорили они на том же языке тюрко-кипчакской группы, что и население Карачая. Примерно в XIII – XIV вв. окончательно завершилось складывание тюркоязычных потомков переселенцев, смешавшихся с исконными горно-кавказскими народами, в единый этнос – таулула (т.е. «горные, горцы»). Несмотря на то, что все общины этого народа имели единый язык и идентичную культуру с незначительными местными различиями, и осознавали себя единым народом, соседние народы, вероятно, из-за резкой разделенности высокими горными хребтами его отдельных географических групп, традиционно воспринимали этнос таулула как несколько народов. Население Карачая называли карачаевцами, в населении западного бассейна Верхнего Терека выделяли несколько обществ: малкарцев на реке Малке, чегемцев на реке Чегеме, безенгийцев и др. Русские, заселявшие Северный Кавказ, разделяли таулула на два народа: карачаевцев в Карачае и балкарцев (от названия малкарцев – тюркского населения земель по Малке) в Терском бассейне. И в настоящее время формально этнос таулула разделен на карачаевцев (къарачайлыла) и балкарцев (малкъарлыла).


Основным занятием балкарцев и карачаевцев, как у большинства горных народов Кавказа, было отгонное скотоводство: весной стада овец, коз, крупного рогатого скота и лошадей перегоняли на освобождавшиеся от снега высокогорные пастбища, где оборудовались временные стойбища для пастухов. Осенью скот сгоняли обратно к долинам, где располагались основные хозяйства жителей. Более-менее широкие участки горных долин распахивались и засевались просом, овсом, ячменем, пшеницей, кукурузой. Основными ремеслами были изготовление сукна, изделий из войлока, вязание, ковроткачество, кожевенное дело, а также резьба по дереву и камню. Жили карачаевцы и балкарцы компактными укрепленными селениями, готовыми в случае опасности слаженными усилиями отразить нападение врага. Сельская община, после распространения Ислама получившая название «джамагат» или «эльджамагат» (от арабского «джамаа – группа, община»), была основной хозяйственно-производительной единицей: все ее земли, то есть, пастбищные и пахотные угодья, равно как и скот, находились в общей собственности. Жители села сообща вели совместное хозяйство под руководством старейшин.

Жилища карачаевцев и балкарцев несколько отличиались от традиционных жилищ других горских народов Кавказа: они возводились обычно не из камня или обмазанного глиной плетня, а из бревен, которые укладывались в сруб, далеко выступая концами за его углы. Этим они напоминали русские избы. Возможно, этот способ постройки жилищ был принесен в горы далекими кочевыми предками таулула от народов северо-востока Европы (славян и финно-угров).


Сруб имел прямоугольную форму и двускатную земляную крышу. Внутри жилища возле стены находился открытый очаг – оджак; дым уходил через отверстие в потолке, т.е., топились жилища по-черному. В комнате с очагом жил старший мужчина – глава семейства, его жена и маленькие либо еще не вступившие в брак дети. Женатым сыновьям и их женам и детям отгораживались отдельные комнаты, а дочери, выйдя замуж, отправлялись жить в семью мужа. Поскольку совместный труд и совместная оборона от врагов играли исключительно важную роль в жизни балкарцев и карачаевцев, детей рождалось много, а женатые сыновья не торопились отделяться от отчего дома. Поэтому семьи были очень большие. К дому примыкал небольшой закрытый двор с хозяйственными постройками. После смерти отца, как и у всех горских народов, сыновья делили семейное имущество, старшие со своими семьями строили себе отдельные дома и подворья, а младший сын оставался со своими женой и детьми в отцовском доме, если тот еще не сильно обветшал. Как всюду на Кавказе, у карачаевцев и балкарцев существовал нерушимый обычай гостеприимства: любой путник, заехавший в селение, мог на несколько дней остановиться в любом доме, и хозяева, даже не расспрашивая его, кто он и откуда, должны были в течение установленного обычаем срока кормить его досыта, создавать максимальный комфорт, а в случае опасности – защищать даже ценой своей жизни. Для гостей в доме оборудовали отдельную комнату, а если позволяло пространство – строили отдельный дом. Принимали же гостя в главной комнате, где глава семейства с почетом усаживал его на собственное обычное место. В конце XIX в. таулула стали иногда строить двухэтажные дома с несколькими комнатами.


В отличие от большинства народов Кавказа, живших в глубине гор, у балкарцев и карачаевцев существовало резкое сословное расслоение, подобное существовавшему у народов кавказских предгорий. Скорее всего, это стало следствием влияния живших по соседству адыгов (в особенности кабардинцев), с которыми у карачаевцев и балкарцев существовали тесные феодальные и торговые отношения. Социально-классовое устройство карачаево-балкарского общества в старину в основном совпадает с таковым у предгорных и равнинных адыгов. У карачаевцев и балкарцев выделялись два основных социальных класса, уклад жизни которых резко различался. Привилегированным классом была родоплеменная знать, которая выполняла основные военные функции, защищая народ от вторжений врагов и представляя его политические интересы. Аристократы сами не работали и жили за счет труда и податей простого народа. С раннего детства знатные мужчины приучались к военному делу и перенесению связанных с военной жизнью трудностей и лишений, для чего мальчиков из знатных семей обычно еще в раннем возрасте отдавали на воспитание опытным воинам – аталыкам. 


По достижении совершеннолетия молодые воины торжественно возвращались в отцовский дом, и между их семьей и семьей аталыка устанавливалась прочная дружба. На вершине сословной иерархии стояли князья – таубии, которые были военными и политическими предводителями народа. Глава княжеской фамилии фактически был политически независим, сам заправлял делами подвластного ему народа, мог хоть вступать в союз, хоть враждовать с другими таубиями и вождями других народов. В то же время он должен был неукоснительно следовать сложившимся в течение веков неписаным обычаям, сохранять свои честь и достоинство, чтобы не потерять уважение служивших ему дворян, которые были его главной опорой. Дворяне – уздени, служили таубию, взамен пользуясь полученной от него землей с жившим на той и несшим в отношении них повинности простым народом. Простолюдины составляли второй основной класс – самый многочисленный, карачаево-балкарского общества. Они занимались в основном трудом и хозяйством, воспитывались с детства в родительском доме и, хотя получали от своих отцов некоторые военные навыки, необходимые для сдерживания неожиданно напавшего врага, пока не прибыло княжеское войско, или прикрытия состоящих из знати ударных сил войска в наступлении, больше приучались к сельскохозяйственным работам, пастушескому делу. 


Большинство простого народа было представлено свободными сельскими общинниками – каракиши («черный народ»), которые платили подати таубиям. Ниже их по социальной иерархии стояли азаты – поземельно зависимые (не имеющие своей земли и потому работавшие за плату или подать на землях знати) жители, происходящие от вольноотпущенников. В основном же обрабатывали земли знатных людей и пасли принадлежавший тем скот крепостные селяне – чагары, не имевшие права уходить от своих хозяев, но пользовавшиеся предоставленными им земельными наделами и имуществом. На низшей ступени находились рабы – карауаши («черноголовые»), которые полностью принадлежали своим хозяевам: как знатным людям, так и простым, обслуживали их хозяйства, не имели собственного имущества и семей. Личность рабов не защищалась никем, кроме их хозяев, и хозяин мог делать с ними все, что хотел. Рабы происходили от военнопленных и от людей, обращенных в рабство за какие-либо проступки. Сословное неравенство было очень выраженным. Простой народ не сидел рядом со знатью в собраниях; знатные люди наказывались за преступления мягче, чем простые; браки почти всегда заключались только между представителями равного сословия.


Балкарские селения отличались теснотой и скученностью: в бассейне Терека лесов, сдерживавших продвижение неприятельских войск, было значительно меньше, и людям приходилось селиться на очень ограниченной территории, обнесенной укрепленной стеной. Улицы балкарских селений порой напоминали просто узкие и темные проходы, население размещалось так плотно, что в некоторых источниках эти селения названы «городами». В Карачае селения были более просторными. Таубии жили в домах-замках, возведенных из камня, имеющих сторожевую башню, с которой дозорные оповещали о приближении врага, а стрелки вели меткий огонь.


Читать дальше

checheninfo.ru

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Время в Грозном

   

Календарь новостей

«    Июнь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Смотреть все новости

Это интересно

Наши партнеры


Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"