Мультипортал о Чеченской Республике

ЧЕЧНЯ. Политика белогвардейцев в 1919-1920 годах


Просмотров: 641Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

ЧЕЧНЯ.  Политика белогвардейцев в 1919-1920 годах
ЧЕЧНЯ. Вплоть до 1917 года Чечня, входя в состав Терской области, не имела самоуправления и даже (в отличие, например, от соседнего Дагестана) не выделялась в качестве отдельной административно-территориальной единицы. А между тем чеченцы составляли 23,9 процента населения Терской области – уступая лишь русским, которых было 29 процента.


Февральская революция 1917 года дала толчок активизации национального и общественно-политического движения в крае. В ходе начавшейся затем Гражданской войны, в начале 1919-го, большая часть территории Терской области оказалась занята Вооружёнными силами Юга России (ВСЮР) генерал-лейтенанта Антона Ивановича Деникина и на протяжении пятнадцати месяцев (с января 1919 по март 1920 года) входила в состав «Белой России». Долгое время утверждалось, что политика деникинской администрации носила исключительно великодержавный и националистический характер и не учитывала интересы чеченцев, в частности, чеченской элиты. Как и многие другие положения советской историографии, этот тезис требует проверки с привлечением для этого как неопубликованных документов, так и опубликованных, но не использовавшихся историками. Попробуем ещё раз проанализировать политику белогвардейской администрации в Чечне, понять, какие подходы в ней доминировали, каковы были итоги предпринимавшихся белыми шагов и как на них реагировали чеченцы.


К началу 1919 года политическое положение Чечни было довольно сложным. Власть там оспаривали Чеченский Национальный Совет и Чеченский Трудовой Народный Совет. Первый (вошедший в историю как «Атагинский Совет», поскольку размещался в ауле Старые Атаги) объединял представителей либеральной буржуазии, националистически настроенного офицерства и интеллигенции, а также часть мусульманского духовенства. Лидерами его были А. Митаев и И. Чуликов. Второй (известный как «Гойтинский Совет», благо находился он в ауле Гойты), состоял из революционно настроенной интеллигенции и части духовенства и признавал власть большевиков.


В начале 1919-го в регионе появилась новая сила – пришедшая с севера Добровольческая армия, входившая в состав ВСЮР. Она сумела нанести тяжёлое поражение 11-й армии красных, и 3 февраля 1919 года части 3-го армейского корпуса Добрармии, которым командовал генерал-лейтенант Владимир Платонович Ляхов (1869-1920), без боя заняли Грозный.


Белогвардейское руководство рассматривало Северный Кавказ как неотъемлемую часть «единой и неделимой России». Приказом главнокомандующего ВСЮР Деникина от 23 января 1919 года в качестве особой административно-территориальной единицы был создан Терско-Дагестанский край. В его состав вошли территории бывших Терской и Дагестанской областей Российской империи. Вся полнота гражданской и военной власти в крае передавалась главноначальствующему, назначаемому Деникиным. Им стал генерал Ляхов, перед которым встала задача организации управления и обеспечения безопасности в крае. Непосредственным её решением занялся управляющий делами главноначальствующего, бывший сенатор Николай Леонидович Петерсон (1866-1920), разработавший «Временные правила об управлении на Северном Кавказе».


Согласно проекту Петерсона, чеченцы должны были получить широкое местное самоуправление. Для этого в составе Терско-Дагестанского края создавался автономный Чеченский округ, состоявший из трёх отделов: Грозненского, Веденского и Хасавюртовского. Глава администрации округа должен был носить титул «правителя Чечни» и избираться на общенародном съезде. В ведении правителя находились местное управление и хозяйственные дела, а также командование дислоцированными в Чечне «войсками, сформированными из местных горских народов». Власть правителя отнюдь не была единоличной; при нём состояли как помощники по военной и гражданской части, так и выборный Совет из «представителей народа» (1).


В отделах власть находилась в руках начальников отделов, назначавшихся правителем и утверждавшихся главноначальствующим. Не реже, чем раз в год, в отделе должен был собираться народный съезд, депутаты которого выбирались на аульных сходах (при норме представительства один депутат от 1500 жителей обоего пола). В ведении съезда должны были находиться «внутренне-бытовые и хозяйственно-экономические дела» населения, заведование имуществом отдела, составление и утверждение годового бюджета, вопросы народного образования, здравоохранения, продовольствия и социального обеспечения, а также избрание делегатов на Общекавказский съезд и в Совет главноначальствующего. Съезду следовало избирать на трёхлетний срок постоянный совещательный орган – народную управу из трёх человек (2).


В аулах вся полнота власти должна была принадлежать аульному сходу и избираемым им сельским старшинам и их помощникам. Что касается судебной власти, то планировалось восстановить полномочия «прежних горских словесных и народных словесных, а равно и шариатских судов» (3).


Таким образом, белые пошли куда дальше не только царской администрации, но и большевиков. По плану Петерсона Чечня получала не только широкую автономию, но и право создавать собственные вооружённые силы. Разрешалось и судопроизводство на основе шариата (на чём настаивало чеченское духовенство).


Проект был поддержан Ляховым, который полагал, что предложенная «схема управления предоставляет полную возможность внутреннего самоуправления Чечни» и позволит привлечь симпатии чеченцев на сторону белых. Деникин тоже одобрил проект и 18 февраля 1919 года назначил правителем Чечни чеченца, генерала от артиллерии Эрисхана Алиева (1855-1920), но помощником правителя по военной части – дагестанца, полковника Арацхана Хаджи-Мурата, а помощником по гражданской части – кабардинца, полковника Султанбека Клишбиева. Были отложены и выборы Совета при правителе. Фактически в Чечне устанавливалась военная диктатура генерала Алиева и начальников отделов, любое распоряжение которых должно было утверждаться главноначальствующим края. Это, безусловно, ограничивало автономию.


Город Грозный, крупнейший промышленный центр Северо- кавказского региона, был выделен из состава Чечни в особую административную единицу – Грозненское градоначальство. Власть там принадлежала назначаемому Ляховым градоначальнику с правами губернатора, а также городской управе, которая выбирала городского голову (4).


В феврале 1919-го Ляхов обратился с воззванием к чеченскому народу, где утверждал, что «Добровольческая армия поставила своими задачами гарантировать всем горским народам их внутреннее самоуправление», и убеждал чеченцев признать власть временного правителя Алиева (добавляя, что при желании они могут заменить его другим лицом по своему выбору)5. Вслед за тем Ляхов и Алиев потребовали разоружить и выдать всех красноармейцев – как бандитов и мятежников, не подчиняющихся законной власти.


Однако Гойтинский Совет наотрез отказался выдавать красных. Переговоры, инициированные белыми, к успеху не привели. Дело заключалось даже не в том, что гойтинцы разделяли идеологию большевиков, а в том, что по чеченским обычаям особа гостя считалась неприкосновенной и хозяин должен был защищать его даже ценой собственной жизни. Многие чеченцы рассматривали красноармейцев именно как своих гостей и не могли отдать их в руки врагов (6). В ответ 7-9 марта белые атаковали Гойты, но потерпели тяжёлое поражение и отступили в Грозный.


В конце марта Ляхов предъявил чеченцам ультиматум, в котором потребовал подчиниться «управлению Добровольческой армии, сохраняя внутреннее самоуправление», выдать всех красноармейцев и большевиков, сдать всё тяжёлое вооружение, а также доставить в Грозный 100 000 пудов пшеницы или муки, 200 000 пудов ячменя или кукурузы, 200 000 пудов сена или соломы и 20 000 кубических саженей дров для нужд Добрармии (7). Большинство аулов отказались выполнить это требование, и 29 марта белые начали полномасштабное наступление на «непокорные» селения.


Белое командование было, однако, озабочено необходимостью высвободить как можно больше сил для других участков фронта и не стремилось к конфронтации с чеченцами. 11 апреля по инициативе Деникина в Грозном состоялся Съезд чеченского народа, который признал верховную власть Деникина, утвердил генерала Алиева правителем Чечни, принял решение изгнать «большевиков и агитаторов, возбуждающих народ против Добровольческой армии», и сформировать конную дивизию для борьбы с большевиками. В свою очередь, Деникин гарантировал чеченцам самоуправление (8). После этого у белогвардейской администрации появился шанс привлечь на свою сторону большую часть чеченцев.


Однако она его не использовала. Прежде всего Деникин выступил категорически против передачи чеченцам казачьих земель. Затем увеличил в 10 раз поземельный налог и в 2 раза – оброчную подать. Чеченцы и ингуши, далее, должны были возместить терским казакам все убытки «от краж и грабежей» за всё время, начиная с 9 июля 1914 года, и выплатить за каждого убитого ими казака или казачку по 15 000 рублей. А 19 июля Особое совещание при главкоме ВСЮР приняло решение о передаче на территории, подконтрольной Деникину, половины собранного урожая в распоряжение Управления продовольствием по средним заготовительным ценам. То есть ввело аналог большевистской продовольственной диктатуры (9).


Реального самоуправления Чечня так и не получила. Не был сформирован Совет при правителе, и даже аульские старшины не избирались, а назначались сверху. Полномочия и Алиева, и назначенных им начальников отделов ограничивались новым начальником Терско-Дагестанского края генералом от кавалерии Иваном Георгиевичем Эрдели (1870-1939). Реальная власть в Чечне стала принадлежать белым генералам, мало знакомым с национальными особенностями края, Алиев же превратился в послушного исполнителя их указов...


Роковой ошибкой белых стала попытка провести в Чечне мобилизацию (до революции чеченцы были освобождены от воинской повинности, заменённой для них особым налогом). Призыву подлежали все мужчины от 18 до 40 лет, при этом белые брали в заложники в каждом ауле по 15-20 человек из самых влиятельных и уважаемых лиц. Они должны были служить гарантами недопущения дезертирства призванных.


Нараставшим с каждым месяцем недовольством чеченцев попытались воспользоваться противники белых, прежде всего большевики. Укрывшиеся в горах лидеры Гойтинского Совета Таштемир Эльдарханов (1870-1934), Асланбек Шерипов (1897-1919) и руководитель грозненских большевиков Николай Гикало (1897-1938) избрали своей базой аул Шатой. Там они формировали партизанские отряды, стремясь вызвать массовое антиденикинское восстание и оттянуть как можно больше белых сил с главного, московского направления. Им удалось установить контакт с лидером северокавказских исламистов шейхом Узун-Хаджи Салтинским, который засел в ауле Ведено, провозгласил себя эмиром Северного Кавказа и объявил войну Деникину и Алиеву...


В этих условиях командующий Грозненской группой войск генерал-майор Даниил Павлович Драценко предложил отказаться от проведения мобилизации среди чеченцев и заменить для них воинскую повинность денежным налогом. Однако Деникин, начавший поход на Москву, не согласился.


Неудачи в боях с повстанцами в августе – сентябре 1919-го побудили белых генералов несколько скорректировать свою политику в Чечне. Была сделана ставка на борьбу с партизанами руками пробелогвардейски настроенных чеченцев. 24 сентября председатель Атагинского Совета Ибрагим Чуликов (1891-1986), назначенный помощником правителя по гражданской части, анонсировал создание Комитета по очищению Чечни от банд большевиков и Узун-Хаджи. В этот орган вошли представители чеченской буржуазии и части интеллигенции. А 14 октября началось формирование Ополчения плоскостной Чечни во главе с Чуликовым, предназначавшегося для контрпартизанской борьбы.


В октябре 1919 года белые одержали ряд побед, но подавить восстание окончательно им не удалось. 10 ноября правитель Чечни генерал Алиев, недовольный тем, что так и не получил обещанных полномочий, ушёл в отставку. Новым правителем Эрдели назначил генерал-майора Евгения Александровича Пашковского. Назначение немусульманина, безусловно, было ошибкой главноначальствующего, и чеченцы восприняли это с неодобрением.


В декабре исламисты и большевики вновь активизировали свои действия, разгромили белые гарнизоны и вышли на дальние подступы к Грозному. В связи с этим 31 декабря 1919 года Грозненский, Веденский и часть Хасавюртовского округов были подчинены командующему Грозненским отрядом ВСЮР генералу Драценко – что де-факто означало ликвидацию автономии Чечни. Это решение было закреплено 10 января 1920 года на Съезде плоскостной Чечни (10). Вне зависимости от этого сил для покорения горной Чечни у Драценко не было – а повстанцы усиливали свои удары. В середине марта, когда к границам Чечни подошла Красная армия, белые предприняли попытку восстановления чеченской (и, шире, северокавказской) автономии, однако их планам уже не суждено было сбыться. Перед лицом стремительного наступления красных Драценко получил приказ оставить Грозный и отступить в Дагестан. 17 марта 1920 года в Грозный вошли подразделения Терской областной группы красных повстанческих войск под командованием Гикало, и в Чечне установилась советская власть.


Таким образом, в начале 1919 года белые сделали Чечню отдельной административно-территориальной единицей. Однако обещанное широкое самоуправление осталось на бумаге. В регионе установилась военная диктатура белых генералов, чеченская администрация была оттеснена на второстепенные позиции, не получила реальных рычагов управления и на протяжении всего периода существования автономии была лишена возможности принимать самостоятельные решения. В начале 1920-го автономия была окончательно ликвидирована.


Белым не удалось привлечь на свою сторону основную часть местного населения. Они отказывались от проведения выгодных чеченцам социальных реформ и практически во всех конфликтах чеченцев с терскими казаками вставали на сторону последних. Это привело к тому, что чеченцы стали воспринимать Деникина как защитника исключительно казачьих интересов – и поддержали его политических противников. Ведь те обещали вернуть чеченцам их земли, «захваченные царскими колонизаторами»...


Сергей ОРЕШИН


Примечания
1. ГАРФ. Ф. Р-446. Оп. 2. Д. 31. Л. 31.
2. Союз объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918 гг.). Горская Республика (1918-1919). Сборник документов и материалов. Махачкала. 1994. № 206. С. 352.
3. Там же.
4. Абазатов М. А. Борьба трудящихся Чечено-Ингушетии за Советскую власть. 1917-1920 гг. Грозный. 1969. С. 130.
5. Союз объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана. № 206. С. 352.
6. Гатуев Д. Империя Узун-Хаджи // Революционный Восток. 1928. № 4-5. С. 131.
7. Терский казак. № 50.1919. 2 апреля.
8. ГАРФ. Ф. Р-440. Oп. 1. Д. 116. Л. 125.
9. Там же. Ф. Р-879. Oп. 1. Д. 13. Л. 56.
10. Там же. Ф. Р-446. Оп. 2. Д. 114. Л. 55.
Источник: Родина. – 2014. - № 11
При оформлении статьи использованы почтовые открытки начала XX века с видами города Грозного.

checheninfo.ru

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Время в Грозном

   

Календарь новостей

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Смотреть все новости

БОЛЬШЕ ИНТЕРНЕТ-НОВОСТЕЙ

Вайчат

Это интересно

Наши партнеры


Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"