Мультипортал о Чеченской Республике

XIX-XX вв.. Динамика роста численности чеченцев


Просмотров: 1 274Комментариев: 0
XIX-XX вв.. Динамика роста численности чеченцев

Первые попытки определить численный состав чеченского народа были предприняты русскими учеными, путешественниками и представителями военного командования в конце XVIII — первой половине XIX вв. Но сложная политическая ситуация наметившаяся в тот период на Кавказе, и развернувшаяся затем борьба горцев за свою свободу и независимость сделали невозможным осуществление полного учета местного населения. Документы того времени содержат очень ценные сведения о составе населения отдельных племен горцев, но они настолько противоречивы, а нередко и настолько конъюнктурны, что по ним почти невозможно хотя бы приблизительно назвать численность чеченского народа. Так, в архивном документе, относящемся к началу 30-х годов XIX в., численность чеченцев определялась в 110 — 120 тыс. человек, но при этом указывалось, что «сие исчисление весьма умеренно, полагать должно, что народонаселение в Чечне больше»(1). В другом же документе, составленном двумя годами позже, сообщается, что чеченцев вместе с ингушами было 218 тыс. чел., причем численность последних, как можно заключить по этому источнику, не превышала 16-17 тыс. чел. (2). А Александр Рогов, писавший уже в XX в., полагал, что в 1847 г. Чечня имела не менее 1,5 млн. жителей (3).


Конечно, трудно предположить, что в указанный период численность чеченского населения была настолько велика. Но сообщение А. Рогова заслуживает внимания, если вспомнить что для покорения кавказских горцев Россия вынуждена была направить на Кавказ на завершающем этапе войны третью часть своих вооруженных сил, то есть более 270 тыс. солдат и офицеров. Косвенным аргументом (подкрепляющим мнение А. Рогова, может служить и то, что накануне Первой мировой войны только в Османской империи проживало 1,8 млн., а по другим сведениям даже 2 750 000, только одних черкесов (4). А ведь известно, что чеченцы по численности своего народонаселения не только не уступали черкесам, но, наоборот, превосходили их.


В целом же, говоря о численности населения чеченцев до их насильственного присоединения к России, можно предположить, что в ходе истребительной Кавказской войны она сократилась не менее чем в три раза. Во всяком случае, акад. А. Берже считал, что в период этой войны Чечня была районом, который лишился наибольшего процента своего населения» (5), а А. Шах-Гиреев подчеркивал, что только между 1847 и 1860 годами население Чечни уменьшилось более чем в два раза (6).


Систематический учет населения Чечни был начат со второй половины XIX века, когда окончательное умиротворение присоединенной страны потребовало от царского правительства проведения ее статистического и этнографического изучения. Подсчеты населения, проведенные в 60 — 70-х гг., отличались еще некоторой неточностью, так как они не учитывали часть жителей высокогорных районов Чечни. Но уже материалы первой Всероссийской переписи населения 1897 года и данные текущей статистики 1913 года позволили решить, в целом, вопрос о численности чеченцев, их расселении, темпах естественного прироста и соотношении между мужским и женским населением.


С 1861 по 1913 год прирост чеченского населения, несмотря на тяжелые последствия Кавказской войны и национально-освободительных восстаний 60-70-х гг., а также эмиграцию значительной части горцев за пределы Кавказа, составил 105,5 тыс. чел, или 75,4 процентов. Так, по оценочным данным, в 1861 г. чеченцев было 140 тыс. чел., 1867 г. — 116 тыс., 1875 г. — 139,2 тыс., 1889 г. — 186 618 чел., 1897 г. — 226,5 тыс. (а по другим сообщениям — 187 635 чел.), и, наконец, в 1913 — 245,5 тыс. чел. (7).


Среднегодовые темпы естественного прироста чеченского народонаселения находились в очень сильной зависимости от тех социальных и политических катаклизмов, которыми была так богата история Кавказа того периода. Если прирост населения ингушей на протяжении всей этой эпохи был, в целом, устойчивым, то численность чеченцев в отдельные годы не только не увеличивалась, но, наоборот, сокращалась. Так было, например, в начале 60-х гг., когда им пришлось пережить ряд крупных восстаний, жестоко подавленных карательными войсками (8). Еще больший урон чеченцам нанесли события 1865 года, когда среди них произошло, по выражению Асланбека Шерипова, нечто вроде естественного отбора (9), и более 23 тыс. чел. (10) было изгнано в Турцию. Чечня в тот период лишилась наиболее здоровой части населения, составляющей генофонд нации.


Бегство горцев в чужедальные страны имело место и в последующие годы. Но уже к концу 60-х гг. в связи с нормализацией политической обстановки на Тереке и возникновением условий для восстановления разрушенного войной хозяйства, оно сократилось до минимума. Численность местного населения стабилизировалась и стала затем постепенно увеличиваться. В 1867- 1875 гг. прирост населения чеченцев составлял 18,0 процентов а в 1875-1889 гг. даже 34,0 процента, несмотря на то, что в ходе национально-освободительного восстания 1877 года они по| несли большие людские потери. Возможно, однако, что в последнем случае он был достигнут за счет учета населения глубинных районов Чечни, которые не вошли в переписи 1867 и 1875 гг. Необходимо также иметь в виду и то, что некоторая часть чеченцев, эмигрировавших ранее в Турцию, сумела к этому времени вернуться на Родину. Во всяком случае, известно, что в 60-х — начале 70-х гг., по крайней мере, 5900 чеченцам удалось вырваться из турецкого плена (11). С учетом этих факторов указанный прирост чеченского населения может показаться вполне закономерным.


Относительно благоприятным для воспроизводства населения Чечни был рубеж между XIX и XX веками. В этот период чеченцы окончательно преодолели тяжелые последствия событий предшествующей эпохи и вступили в полосу интенсивного роста своего народонаселения. Положительное воздействие на этот процесс оказало некоторое повышение благосостояния народа, вызванное развитием хозяйства Чечни и вовлечением ее в систему русского капитализма. В начале 90-х гг. некоторая часть чеченцев переселилась в страны Ближнего Востока (Сирию и Иорданию) (12). Тем не менее, прирост их населения был стабильно высоким. И даже драматические события начала XX века, — революция 1905 — 1907 гг., социальные потрясения послереволюционных лет, а в условиях Чечни, кроме того, мощное национально-освободительное и абреческое движение, — не прервали численный рост населения, хотя и привели к резкому его снижению.


Отрицательное воздействие на дальнейший рост население Чечни оказали события 1917-1920 гг. Мы не располагаем точными данными о потерях чеченцев в период Гражданской войны, но можем предположить, что они составляли не менее 30 тыс. чел. Тем не менее, первая Всесоюзная перепись населения, проведенная в 1926 г., зафиксировала значительный рост численности чеченцев, составивших 318,5 тыс. чел. (13) В сопоставлении с цифрами 1913 г. их численность увеличилась на 29,9 процентов. Высокие темпы естественного прироста чеченского населения сохранялись вплоть до конца 20-х гг.


В 30-е годы демографическая ситуация в Чечне, как, впрочем и по всей стране, резко ухудшилась. Массовые репрессии, захлестнувшие страну в эпоху авторитарного режима И. Сталина, тяжело отразились и на Чечне. Перепись населения 1939 годе определила численность чеченцев в 408,5 тыс. чел. (14) Надо полагать, что в нее не вошли люда, которые находились в заключении и, по выражению Л. Берия, должны были превратиться в «лагерную пыль». Не приходится сомневаться в том, что их число определялось многими тысячами, а может, и десятками тысяч людей. Накануне войны численность чеченцев, если исходить из традиционно сложившегося в 30-е годы естественного прироста их населения, исчислялась приблизительно в 433 тыс. чел. (15)


Трагические последствия для народов Чечено-Ингушетии имели события 40-50-х гг. Необоснованные и ничем не оправданные репрессии против чеченцев и ингушей, предпринятые сталинским руководством в февральские дни 1944 года, поставили эти народы перед реальной угрозой полного физического уничтожения. Численность чеченского народа в первые два года изгнания, по самым скромным подсчетам, сократилась на 120 тыс. чел., ингуши потеряли от 15 до 20 тыс. чел. (16). Многие из них были уничтожены в дни выселения у себя на Родине. Трагедия, Хайбаха (17) и Тисты (18), Галанчожа и Урус-Мартана (19) никогда не изгладится из памяти чеченского народа. Велики были так называемые косвенные потери чеченцев и ингушей в результате резкого снижения рождаемости при одновременном повышении смертности. В целом же прямые и косвенные потери чеченцев составляли от 200 до 210 тыс. чел. (около 45 процентов их населения), ингуши потеряли до 25 тыс. чел. (25 процентов) (20). В эти данные следует включить также десятки тысяч представителей Чечено-Ингушетии, которые были безвинно осуждены и уничтожены в сталинских застенках. По переписи населения 1959 года численность чеченцев (418,8 тыс. чел.) в сравнении с данными 1939 года увеличилась всего лишь на 2,6 процента (21).


Высокими темпами прироста населения; был отмечен следующий этап истории Чечни. Благотворное воздействие на него оказали события этого времени: образование в 1957 году второй Чечено-Ингушской автономной республики, возвращение чеченцев и ингушей из мест изгнания и улучшение их материального благосостояния. В течение 60-х гг. по уровню рождаемости чеченцы опережали даже народы Средней Азии (22). С 1959 по 1970 год их численность возросла на 46,3 процента и составила 612,7 тыс. чел. (23).


Однако, уже в конце 60-х гг. и, особенно, в 70-е годы темпы прироста чеченского населения стали снижаться. Чеченская семья начала осовремениваться и по числу своих членов приближаться к среднесоюзным показателям. Но замедление темпов воспроизводства их населения объяснялось не только этим фактором. Сегодня неоспоримым фактом стало то, что Чечено-Ингушетия занимала одно из первых мест на территории бывшего СССР по детской смертности, как и то, что ею так и не был достигнут воображаемый уровень средней продолжительности жизни. Свершившимся фактом является то, что у нас стало мало стариков-иналов — хранителей народной мудрости. А ведь когда-то Чечено-Ингушетия славилась долголетием своих жителей.


По данным переписи населения 1979 года, численность чеченцев составила 756 тыс. чел. (24). В сравнении с показателем предыдущей переписи прирост их населения равнялся 23,4 процентам. В следующем десятилетии численность чеченцев увеличилась на 26,8 процента и в 1989 году достигла 958 309 человек (25).


Новейшие исследования, посвященные вопросу расселения народов Кавказа, указывают на более обширную территорию, занимаемую в древности и в средние века чеченскими племенами (26). В ходе длительной Русско-Кавказской войны, когда царское правительство проводило политику захвата наиболее плодородных земель горцев и заселения их переселенцами из Центральной -России, территория расселения чеченцев значительно уменьшилась. Во второй половине XIX века она была ограничена на востоке рекою Акташем, на юге — Андийским и Главным Кавказским хребтами, на западе — р. Фортангой и, наконец, на севере — реками Сунжей и Тереком (27). За пределами этой территории имелись большие группы чеченцев в Терско-Сунженском междуречье (с. с. Пседах, Акки-Юрт, Чулга-Юрт, Старый Юрт, Ногай-Мирзи-Юрт и т. д.) и в северо-восточных районах Тифлисской губернии (с.с. Омало, Дуиси, Джоколо и т. д.). Уже в тот период царское правительство проводило политику заселения земель Восточной Чечни — Ауха — выходцами из Дагестана. В 1889 г. из 15 637 жителей Хасав-Юртовской равнины, 9861 чел., или 63,1 процента были ауховскими чеченцами (28).


После окончания Гражданской войны 1918 — 1920 гг. возникли относительно благоприятные условия для возвращения чеченцев на места своего исконного проживания. Большое значение при этом имело включение в 1929 году в состав Чеченской АО г. Грозного и Сунженского округа (29). Если в 1926 г. в пределах Сунженского округа проживало немногим более 500 чеченцев и ингушей, в том числе свыше 400 чеченцев (30), то в 1939 году в Сунженском районе было уже 3606 чеченцев (31). Увеличивалось чеченское население и в г. Грозном. Вместе с тем, после 1920 года движение чеченцев на восток было ограничено, когда территория Ауха, где к этому времени проживало уже около 30 тыс. чеченцев, вошла в состав Дагестана (32).


Новый толчок освоению чеченцами богатых земель Чеченской равнины и Гарманской (Ногайской) степи дало восстановление национальной государственности чеченского и ингушского народов в 1957 году. Только за первые два года после восстановления республики в Наурском, Шелковском и Каргалинском районах поселилось 3654 чеченцев (33), а в 1965 г. их численность в этих районах достигала уже почти 13 тыс. чел. (34). Чеченцы активно осваивали также территорию Сунженского района и селились в г. Грозном.


В настоящее время демографическая ситуация в республике характеризуется тем, что в шести ее районах (Ачхой-Мартановском, Веденском, Надтеречном, Ножай-Юртовском, Урус-Мартановском и Шалинском) чеченцы составляют от 94 до 99,5 процентов населения (35), в трех районах, — Грозненском, Гудермесском и Шатойском (включая Итум-Калинский), — их доля колеблется между 76,7 и 87,2 процентами (33). Более половины населения Наурского района (59,4 процента) также составляют чеченцы (37) (в 1970 г. их доля в этом районе была равна 42,7 процента (38), а в 1979 году — 51,6 процента (39). Быстро росло чеченское население в Шелковском районе. В 1970 г. оно составляло здесь 19,4 процента (7540 чел.) (40), в 1979 г. — 27,8 процента (11176 чел.) (41), а в 1989 г. — уже 37,5 процентов (16 876 чел.) (42). По последним же данным, в районе проживает 18 тыс. чеченцев (43) (предполагается, однако, что их число превысило уже 20 тыс. чел.


В течение последних десятилетий неуклонно увеличивалось чеченское население в Сунженском районе и в г. Грозном. В 1970 г. в Сунженском районе проживало 9452 чеченца (15,5 процента от числа жителей этого района) (44), в 1979 г. — 11 240 (18,8 процента) (45), а в 1989 г. — 13 047 (21,4 процента) (46). По другим данным, в Сунженском районе насчитывается около 17 тыс. чеченцев. Если в 1970 г. в г. Грозном проживало всего лишь 59 279 чеченцев и их доля в населении города не превышала 17,4 процента (47), то в 1989 г. они составляли уже 121 350 чел. (48). Другими словами, почти каждый третий житель столицы республики являлся чеченцем.


Некоторая часть чеченцев проживала в пределах Малгобекского района. В 1989 г. в г. Малгобеке, селениях Пседах, Акки-Юрт, Вежарий-Юрт иа станицы Вознесенской насчитывалось 5789 чеченцев (49).


Согласно переписи населения 1989 г. за пределами Чечено-Ингушетии находилось 223 808 чеченцев (50). Большие их группы были представлены в населении Дагестана (57 877 чел., по другим сведениям, даже 70 тыс. чел.), Казахстана (49 506 чел.), Калмыкии (8 329 чел.), Грузии (около 8 тыс. чел.), Киргизии (2873 чел.), Ханты-Мансийского автономного округа (2845 чел.), Северной Осетии (2646 чел.) (51). В некоторых местностях чеченцы составляли значительную долю населения. Так, в Заветинском районе Ростовской области их доля превышала 40 процентов.


Большие группы чеченцев осели в Ставропольском крае, Калининской, Воронежской и некоторых других областях России. Естественно, уехали они в эти края не от хорошей жизни.


В заключение необходимо отметить, что численный рост чеченцев, находящихся за пределами своей исторической Родины, в 1979-1989 г.г. был значительно выше, чем естественный прирост их общего народонаселения. А это свидетельствовало о том, что и в последние годы из-за нехватки рабочих мест и трудных условий жизни продолжался отток из Чечено-Ингушетии коренного населения.


Эльмурзаев Ю,


Страницы истории чеченского народа.





checheninfo.ru

Добавить комментарий

БОЛЬШЕ ИНТЕРНЕТ НОВОСТЕЙ:

ЧТО ЧИТАЮТ:

Время в Грозном

   

Горячие новости

Это интересно

Календарь новостей

«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Здесь могла быть Ваша реклама


checheninfo.ru       checheninfo.ru

Смотреть все новости

Наши последние опросы


Добрро пожаловать в ЧР

МЫ В СЕТЯХ:

Я.Дзен

Наши партнеры


Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"