Мультипортал о Чеченской Республике

Лошадь абрека Зелимхана Харачоевского


Просмотров: 2 047Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Лошадь абрека Зелимхана Харачоевского

Было это в конце сентября 1980 года, когда я работал в 4-й городской больнице. Я спешил, опаздывая на прием в поликлинику. В хирургическом отделении в тот день было много операций и пришлось задержаться.


Когда я поднялся на второй этаж, около моего кабинета было много людей. Извинившись, я хотел войти в хирургический кабинет, но вдруг мое внимание привлекла скромно сидевшая в углу около двери коридора старенькая женщина. Сгорбившись на стуле, она тихо нянчила свою больную руку. Я подошел, поздоровался и представился, старушка поднялась мне навстречу.


— Что случилось бабушка? - Упала я, сынок, во дворе и порезала руку стеклом. Только что меня скорая привезла. Спасибо им


— Пойдемте в кабинет! — Нет, люди здесь раньше подошли, неудобно.


Я с трудом уговорил ее войти в кабинет. Тут же мы заполнили карту, чтобы не посылать ее в регистратуру.


Оказывается, она была долгожительницей — ей 93 года.


Старушка была сильно угнетена: кто-то в очереди сказал, что в ее возрасте раны не заживают.


Мы быстро взяли ее в операционную и под местным обезболиванием зашили рану. Когда сказал ей, что через неделю снимем швы, и рана заживет, старушка очень обрадовалась. Она долго всех нас благодарила. Проводив до двери, я попросил ее приходить на перевязку в одно и то же время, чтобы не ждать.


Даже при кратком знакомстве было ясно, что у нее для такого возраста прекрасная память, она активна, жива в общении, довольно быстро ходит.


Так, старушка часто приходила к нам, но никогда не входила в кабинет, пока не выйдет кто-нибудь и не заведет ее.


Как-то, когда было мало больных, я спросил ее, помнит ли она стодневные бои в Грозном. Она не только помнила, но и, оказывается, помогала красным бойцам, а ее младший брат был участником этих боев.


Однажды, когда в последний раз пришла она ко мне на прием, она вдруг сказала:


— А, знаете ли, доктор, каким справедливым и добрым был Зелимхан?


— Вы имеете в виду знаменитого абрека?— удивился я.


— Да, Я лично была с ним знакома, и не будь его, мы с матерью и младшим братом, наверное, умерли бы с голоду.


Я попросил ее рассказать об этом. И вот о чем она мне поведала:


«Я родом из станицы Воздвиженская, родилась в 1887 году в семье бедного казака Емельяна Коломейца. Отец мой погиб в русско-японскую войну 1904 года. У матери нас было двое: я и младший брат, которому, когда погиб отец, было только 4 года. Чтобы как-то прожить, мы с матерью батрачили у богатых казаков. Случай этот произошел в конце мая 1911 года. У нас был маленький клочок земли за станицей, но пахать было не на чем. Все станичники давно закончили весенний сев, только мы с матерью остались. После долгих просьб сосед одолжил на один день старую клячу и никому ненужный, весь покореженный плуг. В поле кроме нас никого не было. К обеду мы почти ничего и не вспахали — лошадь еле передвигала ноги, а потом пошатнулась и упала в борозду. Мы пытались ее поднять, но она не вставала. От бессилия мать заплакала. Я тоже зарыдала.


Не помню сколько прошло времени, но в дали у дороги в сторону от нас ехал всадник в бурке с приводной лошадью. Вскоре он подъехал к нам и поздоровался. Он сидел на стройном карем коне. Из-за бурки выглядывала винтовка, весь подтянутый с задумчивым и внимательным взглядом. Рядом с его конем стояла высокая серая лошадь, перебирая ногами. Он поманил меня пальцем, передал повод серого коня и сказал: «Бери на здоровье!» Мать испугалась, запричитала: «В станице нас обвинят в воровстве, и пристав посадит в кутузку». Зелимхан, а это был он, сказал: «Передай, матушка, старшине, что тебе коня подарил сам Зелимхан, и горе ему и приставу, если он посмеют вас тронуть! Зелимхан своих кунаков в обиду не дает». А затем, подъехав же к матери, высыпал ей на руки монеты, говоря: «Бери, тебе нужней!».


Вечером, благополучно закончив ,закончив пахоту мы с матерью возвращались в станицу с двумя конями.


Только мы пришли домой, прибежал казачий старшина и сразу уцепился за коня: «Где взяли, чей конь?». Мать рассказала, что лошадь им подарил знаменитый абрек Зелимхан и точь-в-точь передала слова абрека. Староста заюлил, раскланялся, униженно просил не говорить Зелимхану ничего плохого о нем. Вскоре вся станица приходила смотреть подарок Зелимхана.


После этого случая начальство нас не беспокоило, жизнь у нас пошла лучше. Конь оказался сильным и работящим. Зелимхан знал, что такое тяжелый крестьянский труд, знал долю бедняка и поэтому любил и ценил бедных людей. Он был добрый человек!».


Так закончила свой рассказ наша пациентка. Мы долго сидели молча, осенний день догорал, на глазах у старушки появились слезы, она тихо вздыхала, думая о своем.


Тепло с нами попрощавшись, она ушла. После этого случая я ее, к сожалению, больше не видел. Тогда у меня и в мыслях не было написать об этом. А теперь меня надоумил товарищ, которому я рассказал об этом историческом факте.



- А. Ацалаев, хирург райбольницы. (Газета «Ленинец» Советского района за 24 июля 1984 г.)



checheninfo.ru

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Время в Грозном

   

Календарь новостей

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Смотреть все новости

БОЛЬШЕ ИНТЕРНЕТ-НОВОСТЕЙ

Вайчат

Это интересно

Наши партнеры


Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"