Мультипортал. Всё о Чеченской Республике.

Горское правительство и революция в России


Просмотров: 5 614Комментариев: 0
Горское правительство и революция в России

«Мусульманский вопрос» традиционно возникал в России как по мере присоединения новых регионов, так и в ходе войн, экономических и военно-политических контактов. Его разрешение зависело от конкретных исторических обстоятельств: прежде всего оно отражало внешне- и внутриполитическую ситуацию в российском обществе, характер восприятия мусульман российской политической элитой и определялось особенностями бытования Ислама в том или ином регионе. 


Но представляет интерес и другой аспект этой проблемы: как сами мусульманские элиты, в данном контексте северокавказские, откликались на вызовы российской политики, каким видели место Северного Кавказа в составе единого государства, как пытались интегрировать Шариат в политическое и культурное пространство страны, в которой преобладают представители иной конфессии.

 

  Накануне революционных событий февраля 1917 г. исламский социокультурный комплекс стал органичной составляющей культуры народов Северного Кавказа. При контроле имперских (например, Кубанской и Терской) администраций над основными сферами религиозной жизни (шариатское судопроизводство в горских словесных судах, коранические школы, утверждение кадиев и аульных эфенди в должностях, строительство мечетей, организация хаджа), на Северном Кавказе сложилась ситуация в целом благоприятная для освоения, сохранения и воспроизводства мусульманской культуры. Этому способствовали, кроме того, налаженная сеть мусульманского образования и ежегодное паломничество в Мекку и Медину, связывавшие кавказских последователей Ислама со всей Уммой.


  После февральской революции 1917 г. изменения мусульманских институтов и структур на Северном Кавказе определялись поисками форм государственного устройства, охватившими народы региона. Это естественным образом вовлекло в сложные политические процессы и горские народы.


  Ситуация, сложившаяся на Северном Кавказе с марта по июль 1917 г., справедливо определяется как многовластие: здесь одновременно существовали Областные советы, поддерживающие Временное правительство, казачьи сословные органы управления, Советы рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов разных уровней - городские, сельские, станичные.


  В мае 1917 г. во Владикавказе местной интеллигенцией был созван Съезд горских народов Кавказа. В его работе участвовало 340 делегатов от всех народов Северного Кавказа: представители Дагестана, чеченцы, ингуши, кабардинцы, черкесы, адыгейцы, осетины, балкарцы, карачаевцы, представители казачества и других народов.


  На открытии съезда его председателем Б.А. Шахановым была сформулирована одна из программных идей объединения горцев Кавказа: «Мы пойдем теперь рука об руку с великим русским народом, который провозгласил свободу и равенство всех народностей России. Но как каждая отдельная семья в жизни имеет свой особый угол, свои нужды и свою особую жизнь, духовную и экономическую, и физиономию, отличную от соседей одного и того же селения и города, так и различные народности России, объединенные в одно государственное целое, каждая имеет свои культурные и национально-духовные особенности… Вот почему, прежде всего, необходимо всем горским племенам Кавказа организоваться в могучий союз для совместного отстаивания в Учредительном собрании автономного их устройства».


  Съезд избрал Центральный комитет Союза объединенных горцев (с ноября 1917 г. - Горское правительство), председателем которого единогласно был избран крупный чеченский нефтепромышленник Абдул-Меджид (Тапа) Чермоев. В состав Горcкого правительства вошли 17 человек. Председателем парламента был избран ингуш Вассан-Гирей Джабаги, министрами – кабардинец Пшимаф Коцев, адыгеец Айтек Намиток, кумыкский князь Рашидхан Капланов, осетины Асланбек Бутаев, Ахмет Цаликов, Алихан Кантемир,балкарец Басиат Шаханов, дагестанцы Зубаир Темирханов и Нух Тарковский.


  Союз не определял себя только как мусульманская организация и объединял, в том числе и православных горцев Кавказа. В своем выступлении на съезде Р. Капланов подчеркнул: «Мы не должны выставлять положения, что только мусульмане могут быть членами нашего Союза. Как известно, часть осетин - православные, часть - мусульмане, но они – горцы, и их интересы - наши интересы».


  В то же время на съезде прозвучали идеи о перспективах политического и культурного развития мусульман в будущей России. «..Демократическая федеративная республика, - говорил в приветственной речи представитель Баку Б. Агаев, - на национально-территориальных началах лучшим образом обеспечила бы национально-политическое развитие различных народностей, имеющих честь и счастье исповедовать Ислам: при таком лишь республиканском строе получилась бы возможность полного национального, культурного и политического развития, и Ислам мог бы вносить в сокровищницу человечества то, что он когда-то вносил, чем когда-то питалась вся Европа и чего он, Ислам, был лишен в последние века».


  Съезд принял резолюции по аграрному вопросу, о создании национальной милиции и национальной печати, о положении чиновников и офицеров царской службы - выходцев с Северного Кавказа.


  Вопросы, связанные с регламентацией религиозной жизни мусульман Северного Кавказа, занимали в работе съезда особое место. Съезд, а именно его религиозная секция, предлагала свой вариант органичной интеграции мусульман Северного Кавказа в будущую российскую Федеративную Демократическую Республику.


  В Петрограде планировалось учреждение должности Шейх уль-Ислама, избираемого мусульманами России на основании Шариата, в ранге министра по религиозным и политическим делам мусульман. При нем предполагался совет из шести человек, по два от трех мазхабов - шафиитов, ханифитов, джафаритов.


  Владикавказ становился бы резиденцией муфтията во главе с кавказским муфтием, там должен был работать и совет из четырех кадиев - по два представителя соответственно от шафиитов и ханафитов.


  Следует сказать, что к тому времени для мусульман Северного Кавказа в Российской империи так и не было создано самостоятельного Духовного управления. (В Российской империи существовало 4 Духовных управления – Таврическое, Оренбургское, 2 Закавказских – шиитское и суннитское). В течение XIX в. был сформулирован ряд проектов (например, проект муфтията для мусульман Кубанской и Терской областей Главноначальствующего Гражданской частью на Кавказе А.М. Дондукова-Корсакова, предложенный вниманию Министерства внутренних дел в 80-х гг. XIX в.), ни один из которых не был поддержан ни в Петербурге, ни местными российскими чиновниками.


  Планируемые мероприятия секции фактически повышали статус шариатских судов: в каждой области – Дагестанской, Терской, Кубанской, Черноморской и Ставропольской губернии должны были быть созданы окружные шариатские суды и как апелляционная инстанция - Областные шариатские суды. В округах, где существовало два горских словесных суда, шариатские суды учреждались в количестве не менее двух. Таким образом, расширялись функции шариатских судов – все судебные дела предполагалось разбирать по Шариату. Программа религиозной секции определяла порядок выборов и деятельности сельских кадиев и сельских имамов.


  Важной сферой религиозной жизни съезд считал проблемы религиозного образования. Для подготовки кадров в каждом округе планировалась организация медресе, а во Владикавказе - высшего учебного заведения, Юридической академии шариатских наук. В них предусматривалось преподавание «всех нужных» предметов, т.е. дисциплин по всем отраслям знаний, а не только богословие и мусульманское право.


  При Союзе объединенных горцев было создано «Кавказское Горское Духовное Правление» из 9 человек: председатель правления, он же муфтий, и члены правления - кадии: по три от Дагестанской и Терской областей, по одному представителю от Кубанской и Сухумской областей, Ставропольской и Черноморской губернии и Закатальского округа. Муфтием Северного Кавказа на съезде был избран Нажмуддин Гоцинский, который вошел в состав Горского правительства.


  Н. Гоцинский (1859-1925) родился в селе Гоцо Аварского округа Дагестанской области в семье наиба Шамиля. Известный ученый - арабист, член Дагестанского народного суда, один из наибов Аварского округа, после Февральской революции 1917 г. он был избран членом Временного областного исполнительного комитета советов, созданного 9 марта в Темир-Хан-Шуре. В годы гражданской войны Гоцинский стремился создать на территории Северного Кавказа мусульманское государство. Был организатором и участником ряда выступлений в Дагестане в 1918, 1920-1921 гг. против Советской власти. Арестован в Чечне и расстрелян в 1925 г. в Ростове-на-Дону по решению полномочного представительства ОГПУ Северо-Кавказского края.


  Союз объединенных горцев, избравший Гоцинского муфтием, выполнял роль законодательного и исполнительного органа на территории Дагестанской, Кубанской и Терской областей, Ставропольской и Черноморской губернии, Закатальского округа и Абхазии. В октябре 1917 г. во Владикавказе на конференции, организованной по инициативе казачьего Донского Круга, уполномоченные от Горского правительства Т. Чермоев, Г. Баммат, П. Коцев и А. Намиток подписали с представителями Донского, Кубанского, Терского, Астраханского, Уральского казачьих войск союзный договор о создании Объединенного правительства Юго-Восточного Союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей.


  В правительство было избрано 14 человек - по два представителя от соответствующих казачьих войск, 4 человека – от северокавказских горцев. Председателем Объединенного правительства на этой же конференции был избран председатель Донского круга В.А. Харламов.

  Объединенное правительство в своих программных документах видело Россию как федеративную демократическую республику, а Союз - отдельным штатом. В будущей Российской Федерации Юго-Восточный Союз предполагал обеспечить полную самостоятельность национальностей в сфере суда, земельных отношений, экономической и культурной жизни, а в ведении союзной власти оставались внешние сношения, военные дела, пути сообщения, торговля и финансы.


  После перехода власти в Петрограде к большевикам политическая программа Горского правительства меняется. На Батумской мирной международной конференции 11 мая 1918 г. провозглашается «Декларация независимости Республики Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана» (Горской республики): «Союз горцев Кавказа решает отделиться от России и образовать независимое государство».

  Сепаратистские тенденции были поддержаны Германией и Турцией, признавшими на той же конференции Горскую республику. После конференции германское правительство поставило через своего посла в Москве графа Мирбаха официально перед правительством РСФСР вопрос о признании независимости и отделении Северного Кавказа и Дагестана от России. Как указывает современный исследователь Алексей Малашенко в работе «Исламские ориентиры Северного Кавказа»: «Обе державы использовали идеи горской независимости для усиления влияния на Кавказе, стремясь компенсировать свои поражения в Первой Мировой войне».


  Мирная конференция в Батуме открылась 6 мая 1918 г. В ней приняли участие делегации Закавказского сейма, Турции и Германии, представители Горского правительства. Конференции предшествовали известные события, связанные с непризнанием Закавказским Сеймом Брест-Литовского договора 3 марта 1918 г., по которому Советская Россия отказывалась от значительных территорий на Кавказе: к Турции отходили Карс, Ардаган, Батум. Турецкое правительство на Трапезундской мирной конференции 13 марта 1918 г. предложило Закавказскому правительству признать право Турции на Батум и Карс, официально обратиться к Германии, Австрии, Болгарии и Турции о признании Закавказской республики и с просьбой об оказании ей военной поддержки против большевиков.


  Вслед за этим осенью 1918 г. турецкие войска, поддерживающие Горское правительство, вошли на территорию Дагестана после захвата Баку. В течение октября-ноября они заняли самые важные центры - Дербент, Темир-Хан-Шуру, Порт-Петровск. 29 октября 1918 г. в Темир-Хан-Шуре было официально заявлено об установлении власти Горского правительства.


  Однако с вторжением на Северный Кавказ Антона Деникина командованием Добровольческой армии весной 1919 г. правительство Горской республики было распущено, осенью того же года после победы 11 Красной Армии члены Горского правительства эмигрировали в Турцию и Европу. Часть из них продолжила свою политическую деятельность за границей, часть активно занималась в научных центрах Праги, Варшавы, Парижа исследованием горских языков, истории и культуры народов Кавказа и оставила наследие, без которого невозможно считать северокавказскую историографию действительно цельной.


  Фактически, Горское правительство и его кратковременное пребывание у власти демонстрирует, как интеллектуальная и промышленная северокавказская элита видела пути и перспективы организации религиозной жизни мусульман Северного Кавказа в контексте становления северокавказской государственности в составе России.


Наима Нефляшева, кандидат исторических наук




checheninfo.ru



Добавить комментарий

НОВОСТИ. BEST:

ЧТО ЧИТАЮТ:

Время в Грозном

   

Горячие новости

Это интересно

Календарь новостей

«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Здесь могла быть Ваша реклама


checheninfo.ru       checheninfo.ru

Смотреть все новости


Добрро пожаловать в ЧР

МЫ В СЕТЯХ:

Я.Дзен

Наши партнеры


Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"